Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
10:12 

[AKame] Новый день.

Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Новый день
Автор: Sayako
Бета: Vikara
Пейринг: АКаме
Жанр: AU, романс
Рейтинг: PG
Примечание: написан специально для Баккара-феста

Всё, что должно произойти, на самом деле уже где-то происходит.


В это время года, когда серые тучи всё чаще затягивали небо, ветер пронизывал до костей и создавал на волнах рябь, а чайки жалостливо кричали над неспокойной поверхностью моря, здесь, на побережье, находилось мало желающих любоваться подобным невзрачным пейзажем.
Но Аканиши любил гулять здесь именно в такую погоду, в это ненастное время года. Может быть, потому что ему лучше думалось, когда он смотрел на уходящий вдаль горизонт, утопающий в сером тумане, на волнующееся море, которое словно протестовало против наступающих холодов, на крикливых чаек, парящих над ним.
Здесь можно было не скрываться от назойливых глаз окружающих – семьи, друзей и знакомых. Здесь можно было ненадолго снять все маски и стать самим собой. Не прятать одиночества, не покидающего его даже в шумной компании.
Он вдыхал пропитанный солью воздух, подставляя лицо под брызги прохладной воды, приносимые на берег ветром. Закурив сигарету и выпустив дым в воздух, он подавил желание лечь прямо на грязный, перемешанный с галькой, песок и долго смотреть в серое, без единого просвета, небо. Вместо этого он опустился на корточки, держа рядом с лицом сигарету, и задумчиво посмотрел на пирс.
Ещё минуту назад там никого не было, но сейчас Джин заметил человека, стоящего на самом краю. Аканиши непроизвольно напрягся – что-то в фигуре на пирсе заставляло внутренне собраться, как будто тот собирался прыгнуть, как будто он уже давно что-то для себя решил. Не сводя с него внимательного взгляда, Джин ждал, что будет дальше.
Что ты будешь делать, Джин, если он вдруг прыгнет? Побежишь, снимая на ходу толстовку с капюшоном, чтобы с разбегу прыгнуть в холодную воду и прийти на помощь, или оставишь всё как есть? Что бы ты сам предпочёл, будь на месте того человека? Чтобы тебя оставили в покое, дав умереть, или чтобы спасли?
Он смотрел на человека на пирсе и размышлял, задавая себе бесконечные вопросы, но так и не отвечая на них.
Между тем, странный прохожий достал что-то из кармана и, помедлив, будто всё ещё раздумывая или вспоминая о чём-то, бросил разлетевшиеся листки в море. Он развернулся и направился в сторону берега, и Джин с нескрываемым облегчением вздохнул. Но, как будто очнувшись, внезапно вспомнив что-то важное, парень резко развернулся и побежал обратно. Опустившись на колени, он наклонился к самой воде, отчаянно пытаясь достать то, что совсем недавно сам бросил в море. Но было слишком поздно – волны успели отнести брошенный им дар подальше от пирса. Парень не сдавался, стараясь протянуть руку как можно дальше, и, в конце концов не удержавшись, упал в воду.
Увидев это, Джин тут же вскочил. Бросая почти истлевшую сигарету, он побежал туда, на пирс, на котором уже никого не было. Никакие вопросы его уже не волновали, только одно-единственное желание будто билось вместе с пульсом и подгоняло – «не опоздать». Расстояние до конца пирса казалось безумно длинным, но он бежал так быстро, как только мог. Сняв на ходу толстовку, Джин прыгнул в холодную воду, на поверхности которой никого не было видно. Он нырял снова и снова, выныривая на поверхность только для того, чтобы набрать побольше воздуха в лёгкие.
Когда он нашёл успевшего хлебнуть воды человека, тот был без сознания – Джин не хотел думать иначе. С трудом выбравшись на пирс и вытащив посиневшего утопленника, Джин, не теряя времени, стал делать ему непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Он видел это когда-то в дурацком сериале по телевизору. Словно одержимый, снова и снова надавливал на грудную клетку, повторяя про себя одно единственное слово: «пожалуйста». И его усилия не пропали даром - парень резко дёрнулся, из его рта брызнула вода и он начал кашлять. Его бледное, словно полотно, лицо понемногу наливалось жизнью и румянцем, а посиневшие губы едва шевелились.
Джин, переводя дыхание, сел рядом, ожидая, пока парень откашляется. Выбравшись из воды он совсем не чувствовал холода, но сейчас, когда волна адреналина понемногу отступала, холодный ветер всё ощутимее давал о себе знать, заставляя дрожать и стучать зубами.
- Ну слава богу… - сказал Аканиши, хотя мгновение назад он хотел кричать и материться от радости и облегчения.
- Холодно… - хрипло прошептал незнакомец, не поднимая глаз на своего спасителя.
- Ещё бы, на дворе не лето, - с готовностью согласился Аканиши, добавив про себя: «Нашёл время тонуть».
Подняв брошенную по дороге толстовку, Джин накинул её на плечи паренька, помогая ему подняться.
- Спасибо… - с трудом выдавил из себя тот.
Нетвёрдой походкой они дошли до машины Джина. Он посадил незнакомца на пассажирское сидение, а сам сел за руль, и, повернувшись к кутающемуся в его толстовку парню, спросил:
- Может, тебя в больницу отвезти?
- Нет… всё уже в порядке, лучше домой, если можно… - ответил ему незнакомец, попытавшись при этом улыбнуться, но на его всё ещё достаточно бледном лице улыбка вышла вымученной и какой-то нелепой.
- Хорошо, - Джин пожал плечами, заводя мотор.
Ему, в сущности, было всё равно, куда везти внезапного знакомого, сам он никуда не спешил.
- Меня зовут Аканиши Джин. Тебе повезло, что я оказался поблизости, - прервал воцарившееся молчание Джин.
- Каменаши Казуя, - ответил паренёк, не поворачивая головы. – Тебе нравится гулять по побережью в такую погоду?
- Иногда, - честно признался Аканиши. – И, судя по всему, не только мне.
- Я не умею плавать.
- Я заметил, - улыбнулся Джин. – Куда тебя везти?
Каменаши назвал адрес, и между ними снова повисло молчание. Тишину нарушал только шум проезжающих мимо машин, шуршание шин по асфальту и уличные звуки за окном.
Иногда Джин поглядывал на Каменаши, но тот, закрыв глаза, молчал, не выпуская из рук его толстовку.
Теперь, когда первый шок от случившегося отступал, и ветер не продувал до костей через мокрую одежду, старые вопросы снова назойливо крутились в его голове. Что выбрасывал в море сидящий рядом парень и почему так отчаянно хотел вернуть это?
Джин знал, что задавать подобные вопросы было нетактично. Да и какое ему было до этого дело? В конце концов, он забудет об этом инциденте через пару дней. Он не собирался рассказывать об этом друзьям, которые обязательно спросили бы, что сам Аканиши делал на пирсе в такое время. Он просто довезёт Каменаши Казую до дома и пожелает больше не падать в воду, по крайней мере, в такую холодную погоду. А потом поедет домой и будет молиться, чтобы после этого приключения его не настигла простуда.
Район, в котором жил Каменаши, не отличался особой роскошью - обычный жилой квартал, коих в городе было немало. Джин остановил машину рядом с трехэтажным жилым домом и уже собирался громко объявить об этом, но так и замер с открытым ртом, не произнеся ни звука – Каменаши спал. Его мокрые волосы прилипли ко лбу, лицо уже не казалось таким бледным, а ровное дыхание говорило о здоровом сне. Он казался таким уязвимым, таким уставшим, но в то же время спокойным, будто впервые за долгое время нормально спал. Иногда его губы слегка шевелились, но Джин не мог разобрать слов.
После долгого пристального взгляда на спящего незнакомца, Джин одёрнул себя, протягивая руку, чтобы тронуть Каменаши за плечо и разбудить. Но тот внезапно отчётливо прошептал чьё-то имя, и Джин снова замер, остановив протянутую руку в сантиметре от плеча Каменаши.
Джина не покидало ощущение, что он вторгался в чужое личное пространство, туда, куда его не приглашали. И он не знал, как следовало себя вести, как избавиться от этой внутренней неловкости, которую он испытывал.
Он слегка тронул Каменаши за плечо, чувствуя сквозь мокрую одежду тепло его тела.
«Хорошо, что хоть один из нас успел согреться и теперь не подхватит простуду», - успел подумать Джин, слегка улыбнувшись этому.
Каменаши медленно разлепил глаза, непонимающе осматриваясь вокруг.
- Приехали. Твой дом, - сказал Аканиши, поймав себя на мысли, что его тон звучал слишком неестественно, только подчеркивая возникшую между ними неловкость.
- Чёрт, я заснул… - растерянно признался Каменаши, усаживаясь удобнее. Он с изумлением заметил на себе чужую толстовку, в которой успел согреться по дороге. – Извини за неудобства, я…
- Да ничего, - поспешно перебил его Джин. Он никогда не любил подобные сцены. – Не каждый день я вытаскиваю кого-то из воды. А кофту можешь оставить себе, у меня таких полно.
- Я постираю и верну, скажи мне, куда её прислать, - упрямо возразил Каменаши.
- Ну ладно, - пожал плечами Джин, не настроенный спорить о таких мелочах. Он вырвал листок из блокнота и поспешно накарябал на нём свой адрес. – Держи.
- Спасибо… ну, я имею в виду не только за кофту… за то, что вытащил меня, - Каменаши робко улыбнулся, вертя в руках листок с адресом Джина.
Видя эту несмелую улыбку - такую настоящую, а не вымученную и искусственную, Джин почувствовал, что комок, сидящий в нём всю дорогу, и вся эта неловкость понемногу таяли, а мучившие его в дороге вопросы улетучивались из головы словно сигаретный дым, растворяясь на ветру.
Джин кивнул, улыбаясь в ответ. Каменаши вышел из машины, махнув ему рукой, и направился к дому. А Джин завёл мотор и, развернувшись, поехал обратно, провожая задумчивым взглядом скрывшуюся за дверью жилой трехэтажки фигуру.
Всю обратную дорогу он думал об этой странной встрече, об этом худом парне - Каменаши Казуе, о выброшенных в море листках и имени, которое тот прошептал во сне. И как он ни старался выбросить из головы незваные мысли об этом, они снова и снова возвращались к нему. Возвращались, вытесняя заполняющее его собственное одиночество, которым он так дорожил, никому не показывая.

Джин ворочался с боку на бок – он никак не мог уснуть. Вся эта суета, мишура из лиц и событий прошедших дней мельтешила перед глазами, мешая расслабиться и провалиться в долгожданный сон. От него требовали ответственности, оправданных надежд, хотели, чтобы он вписывался в подготовленные для него рамки. Но все эти требования только нервировали его, вызывая желание назло пойти против них. Он даже не знал, что лучше – не оправдать возложенных надежд или просто отказаться от них.
Окончить университет, стать примерным сыном, унаследовать семейное дело, жениться на заранее подобранной и, безусловно, удачной во всех смыслах паре. Для родителей его жизнь была уже распланирована, и в ней не было место для его собственных желаний. А может быть, они даже не догадывались о том, что они у него были. Слишком редко разговаривали, чтобы понять, что он уже не ребенок, которому можно указывать, что съесть на завтрак и как одеться в школу.
Джин и сам порой не мог понять, чего же он хотел, но одно знал точно – тот жизненный план, о котором мечтали его родители, был не для него. Но как можно было объяснить им, что он был совсем не тем, кого они видели в своем воображении? Постоянно пропадая на работе, появляясь дома в лучшем случае раз в месяц, они и не пытались узнать своего сына.
И мечты его были далеки от подготовленного для него будущего.
Устав бороться с нескончаемыми мыслями и вариантами разговора с отцом, Джин встал с кровати, вздыхая и запуская пальцы в растрёпанные волосы.
Он взял сигареты и подошёл к большому окну. Ночной город блестел огнями, раскрывая перед ним свою сокровищницу. А он так расточительно отказывался от предложенных ему сокровищ….
Как много людей хотело бы иметь то, что у Джина уже было, хотя он даже не просил об этом? Как много людей ему завидовало, не понимая, что сам он хотел совсем другого?

Джин собирался на дневную лекцию, и хотя ему не особенно хотелось идти на неё, других планов у него тоже не было, а сидеть дома было не лучшим вариантом. Так что он набросил куртку, перекинул через плечо лёгкую сумку и вышел из квартиры.
Когда он выходил из дома – шикарной с виду многоэтажки с домофоном, консьержем и ковриками в холле, он не думал, что кто-то будет ждать его снаружи.
Неподалеку с большим пакетом в руках стоял Каменаши. Он облокотился о небольшую железную оградку вокруг газона и скучающе осматривал прохожих, поднимая глаза всякий раз, когда из многоэтажки кто-то выходил. Заметив Аканиши, он поднял руку, приветливо улыбаясь, и неспеша подошёл к нему.
- Привет. Решил сам занести тебе толстовку, как и обещал, - объяснил свой приход Каменаши и снова улыбнулся.
- И давно ждёшь? – не скрывая искреннего изумления, спросил Джин.
После происшествия на побережье прошло несколько дней, и Джин уже успел позабыть о том, что обещал Каменаши.
- Неудобно было заходить… шикарный дом. Ты же видел, где я живу, - стал оправдываться Каменаши.
Джин кивнул. Он никогда особо не задумывался о своём шикарном доме и таких понятиях, как «неудобно».
- Если есть минутка, может, прогуляемся? – предложил Каменаши, протягивая Джину пакет.
- Давай, времени полно, - соврал Джин, беря пакет со своей толстовкой.
Каменаши явно давно ждал его - не стал бы он столько времени стоять около дома только для того, чтобы отдать Джину кофту? Может быть, он хотел что-то сказать ему? В Джине просыпалось любопытство, к тому же лекция была не столь важна для него, и лишний повод прогулять её только радовал Джина.
- Я просто хотел поблагодарить тебя ещё раз за своё спасение и кое-что прояснить, - ответил на любопытный взгляд Джина Каменаши, когда они пошли вдоль тихой улицы с аккуратным газоном и невысокими деревьями. – Ты прыгнул в холодную воду за совершенно незнакомым человеком, и я подумал, что могу рассказать тебе немного о себе – это было бы честно.
- Да, в такую погоду редко кто гуляет так близко к воде, тем более, если не умеет плавать, - улыбнулся Джин.
Он украдкой посматривал на Каменаши, подмечая, как тот немного нервничал, хотя и пытался выглядеть более беспечно. Но что-то в его внешнем облике выдавало внутреннее волнение, пробуждая в Аканиши прежний интерес, заставляя получше приглядеться к нему. Это была их вторая встреча, но Каменаши не переставал удивлять Джина.
- Не так давно уехал человек, которым я очень дорожил, - продолжил Каменаши, глядя на дорогу. – Я думал, что смогу как-то забыть о нём, вычеркнуть из своей памяти и жизни. Тогда, на пирсе, я выбрасывал фотографии. Но потом понял, что не хочу… ну, понимаешь, что несмотря ни на что хочу сохранить эти счастливые моменты, которые у нас были, даже если они остались в прошлом. Поэтому и… полез за ними, но не удержался.
Джин слушал, продолжая украдкой посматривать на собеседника, улавливая нотки грусти в его голосе. Может быть, ему просто нужно было выговориться, а незнакомый человек лучше всего подходил для этого.
- Ну, этот человек ещё может вернуться... – робко предположил Джин, наблюдая, как Каменаши перевел на него внимательный взгляд и мягко улыбнулся в ответ.
- Нет, он никогда не вернётся. Но это уже неважно. Прошлое остаётся в прошлом, нужно учиться жить будущим.
- Если б знать, что оно принесёт и есть ли в нём место твоим собственным желаниям… - неожиданно даже для себя сказал Джин, снова возвращаясь к своим невесёлым мыслям.
- Почему нет? – Каменаши остановился и Джин, пройдя несколько шагов, обернулся. – Никто не знает, что его ждёт в будущем. У меня могло бы его вообще не быть, если бы ты опоздал или прошёл мимо. Я думаю, даже наша встреча была неслучайна.
Джин молчал, задумчиво наблюдая за Каменаши, который, нагнав его, закончил свою мысль словами:
- Я хочу сказать, что даже не очень значительное событие может изменить твою жизнь.
- Ммм… я не особенно верю в такие вещи, - после паузы признался Джин. – Ты говоришь сейчас как учитель. Странно это слышать от человека, который не умеет плавать.
Его начинал раздражать этот разговор, как будто Каменаши учил его или хотел таким образом что-то донести.
Его жизнь может что-то изменить? Какое-то мелкое событие? А может, ему заняться благотворительностью, поступить в спасатели или открыть собственное дело по переводу старушек через дорогу? Всё это глупо, потому что его жизнь мог изменить разве что летящий на Землю метеорит.
- Да, наверное, - неуверенно согласился Каменаши и, пытаясь смягчить впечатление от своего тона, с улыбкой добавил. – Но я научусь плавать, теперь-то уж точно!
- Отличный план, - усмехнулся в ответ всё ещё раздражённый Джин.
Но Каменаши внезапно стал серьёзным.
- Побывав на волоске от смерти, начинаешь ценить жизнь, каждую прожитую минуту, которую уже жаль тратить на прошлое. Может, это покажется тебе глупым, но я бы не хотел, чтобы наша встреча была последней… - он робко улыбнулся, поднимая на Джина тяжёлый взгляд. – Я подумал, что если ты спас меня тогда, то, может, и я не случайно был там. Как ты правильно сказал, не каждый отправится гулять в такую погоду на побережье…
Да кто он такой? – первое, о чём подумал Джин.- И какого чёрта он пытается мне сказать? Что мне нужна помощь? Что у меня проблемы?
Ему хотелось крикнуть: «Мне не нужна помощь!» И, может быть, ещё много нецензурных слов. Наверное, в его взгляде явно читалось: «Оставь меня в покое», потому что Каменаши понимающе улыбнулся, останавливаясь.
- Извини, что отнял твоё время, мне уже пора. В любом случае – спасибо, я никогда не забуду то, что ты для меня сделал.
Он слегка поклонился и, развернувшись, спешно направился к автобусной остановке, вскоре скрываясь из виду.
Пока они шли, Джин не заметил, как темно стало вокруг – над головой тяжело нависали тучи. Когда Джин достал из кармана пачку сигарет и попытался прикурить, не утруждая себя предисловиями, с неба хлынул дождь. Чертыхнувшись, Джин выплюнул намокшую и уже бесполезную сигарету, так и оставшись стоять посреди дороги с зажигалкой в руках. Даже небо сегодня было против него…

Долгие мучительные дни проходили в ожидании важного разговора, а в итоге – пустота. Никаких перемен не случилось, никакого метеорита не свалилось с неба, а Земля по-прежнему крутилась как обычно, не меняя своей траектории. И Джина снова тянуло в одиночестве подолгу бродить по побережью, держа в замерзших пальцах тлеющую сигарету.
Он снова пришёл к пирсу, удивляясь тому, как оказался здесь, совершенно не задумываясь. На пирсе никого не было, и Джин, как и тогда, присел на корточки, перебирая пальцами грязный песок.
Он не заметил, как несколько незнакомых парней окружили его, с ухмылками осматривая с ног до головы.
- Смотрите, кто забрёл к нам на огонёк! Богатенький маменькин сынок! Тебя мама не учила, что одному опасно гулять в подобных местах? Нет?! Ну, тогда придётся нам преподать тебе урок!
Говорить с ними было бесполезно, и Джин, тяжело вздохнув, потушил сигарету и поднял взгляд, в котором не было ни капли страха, на окруживших его парней.
Страх появился потом… когда от ударов он уже не чувствовал боли, а в глазах предательски часто темнело. Когда, уже не сопротивляясь, лежа на грязном песке и прикрывая руками лицо от ударов, Джин заметил у одного из парней нож – тогда небо стала медленно затягивать иссиня-черная пелена. После последующих ударов дышать становилось всё тяжелее, а страх, всё более ощутимый, более липкий и панический, накрывал его вместе с темнотой, оставляя на границе сознания всего одну связную мысль: «Скоро всё закончится».
Он очнулся не сразу, с удивлением обнаружив, что всё ещё был жив. Тело болело, и казалось, что ни одной здоровой косточки в нём уже не осталось, даже глаза – и те открывались с трудом, хотя он пытался уберечь лицо. Руки его не слушались, и он поднёс их к глазам, рассматривая засохшую кровь на костяшках и пытаясь сжать руку в кулак.
Над морем, разливаясь розоватой полоской света, медленно вставало солнце. Он лежал на песке и смотрел на пробуждение нового дня, силясь улыбнуться, но улыбка походила скорее на оскал, искаженный болью.
Наверное, кто-то или что-то спугнуло парней, и они не успели закончить начатое дело. Потому что если бы этого не случилось, Джин вряд ли дышал бы сейчас, вряд ли чувствовал эту неприятную боль, которая доказывала, что он был жив. Он мог бы умереть от потери крови здесь, на берегу, как безродная дворняга, а утром на него наткнулся бы какой-нибудь любитель утренних пробежек или бродяга, собирающий по берегу мусор. Внезапная и нелепая собачья смерть, которой не было ни в его планах, ни в планах его родителей, столь лелеемых ими.
Наравне с подобными мыслями, Джин отчётливо слышал мягкий голос почти незнакомого человека из не таких уж и далёких воспоминаний:
Даже не очень значительное событие может изменить твою жизнь…
Побывав на волоске от смерти, начинаешь ценить жизнь, ценить каждую прожитую минуту…

Только сейчас, лёжа на грязном песке и пытаясь заново учиться дышать, Джин начинал понимать, что хотел сказать ему странный парень, которого он спас - Каменаши Казуя.

После нескольких попыток ему удалось встать на ноги, и он медленно и осторожно направился в сторону машины.
Адрес он помнил хорошо, в конце концов, не так уж и давно он был здесь в первый раз. Он приехал к трёхэтажному жилому дому, наверняка заполненному тесными недорогими квартирками. Кажется, для гостей было слишком раннее время, но кого это волновало, если эта ночь могла стать для него последней?
Он нажал кнопку звонка, прислушиваясь к шагам за дверью. Ему открыли не сразу, долго копошась с замком. Увидев на пороге Джина – потрёпанного, грязного, с кровавыми следами на лице, руках и одежде, Каменаши замер. Взлохмаченный и сонный, в старых, наспех одетых джинсах, которые он не успел даже застегнуть, и футболке наизнанку, Каменаши стоял в дверях, удивлённо глядя на Джина.
- Знаешь… я тут подумал, что ты был прав, - глубоко вздохнув, вместо приветствия и объяснений сказал Джин.
- Господи, что с тобой случилось? – взволнованно спросил Каменаши, помогая Джину войти.
- Ерунда, неудачно прогулялся по побережью.
- Может, тебе лучше в больницу? – неуверенно предложил Каменаши, усаживая Джина на подушки перед низким столиком в центре комнаты.
- Нет… если можно, я лучше останусь тут…
Джин закрыл глаза, чувствуя тепло и витающий в воздухе запах жилища, пропитанный привычками хозяина квартиры. Сейчас это было для него намного лучше больничной палаты: ощущение уюта, которого он не чувствовал даже дома, успокаивало его.
Каменаши разложил на столе всё необходимое, чтобы обработать раны Джина. Когда он осторожно касался мокрым полотенцем его кровоподтеков, Джин шипел от боли, но не отстранялся, стараясь подавить в себе детское желание завопить: «Больно!»
- Так вот… - стараясь отвлечься от болезненных ощущений, вдруг начал Джин, как будто его прервали на полуслове. – Если хочешь, могу помочь научиться плавать, хоть я и не мастер спорта, но плаваю очень даже неплохо.
Каменаши улыбнулся, качая головой.
- Для начала тебе не мешало бы позаботиться о себе и всё-таки сходить в больницу…
- Ну… это мелочи, на мне всё как на кошке заживает, очень быстро, - силясь улыбнуться, заверил его Джин.
- Тебе просто повезло, - согласился Каменаши.
Джина клонило в сон, глаза сами закрывались. Ему казалось, что он слышал монотонный звук наступающих на берег волн где-то неподалеку, уносящих его вместе с собой куда-то в страну сновидений, но не того беспокойного беспамятства, от которого он очнулся утром, а туда, где не было ни страха, ни тревоги.
- Ты знаешь, что у кошек девять жизней… так что если тебе нужно, я могу поделиться… - бормотал он, засыпая.
- Нет, спасибо, мне пока одной хватит … - с улыбкой ответил Каменаши.
Заметив, что его внезапный гость заснул, он прислонился к стене и едва слышно прошептал:
- Той, которую ты спас.

@темы: AKame, AU, PG, Romance, Авторский

URL
Комментарии
2010-07-05 в 23:40 

Never Say Never
так долго ждала твоего нового рассказа... спасибо!

2010-07-08 в 23:52 

Manyu-Chan
Если я однажды смогу проснуться утром и сварить тебе кофе, я буду самым счастливым человеком на этой дурацкой планете!
Здорово! Такие глубокие мысли в фике, жизненные... Мне очень понравилось! Спасибо)))

2010-09-07 в 00:00 

несовратимая немецкая императрица
круто) мне очень понравилось)

2012-08-11 в 19:59 

elis_89
You can dream it - so you can do it
sayako_m, восхитительная история! очень философски-жизненно написанная!
спасибо!

   

Love Song

главная