21:30 

[AKame] Snowflakes in the wind.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Snowflakes in the wind
Автор: Sayako
Пейринг: АКаме
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, mystical, romance
Примечание: фик написан специально для Johnnies Countdown Fest III.
Особые благодарности: за вычитку обоснуев и помощь с идеей - ~Рейко~ и за пунктуацию и орфографию - Sad Cypress :squeeze:

Можно стереть любовь из памяти. Выкинуть из сердца - это уже другая история. ©


~*~*~

Ему снится море. Последнее время оно снится ему почти каждую ночь, будто зовет его, хочет что-то нашептать, но Каме не разбирает его слов. Он просыпается со странным ощущением, что забыл о чем-то важном, но как ни напрягает память – не может вспомнить, о чем именно.
Может быть, это всего лишь сон?..

~*~*~

- Каме ты снова делаешь все не так! Ну сколько можнооо? - Коки уже готов выть, отчаянно жестикулируя, и нетерпеливо меряя шагами просторный зал. – Серьезно, мы делаем уже десятый, двенадцатый дубль?
- Пятнадцатый… - подсказывает ему помощник режиссера и Коки снова разводит руками, уже теряя всякую надежду донести до Каменаши степень своего раздражения.
- Ничего не могу с собой поделать… - вздыхает Каме, отводя взгляд в сторону.
- Но ведь на репетиции все было прекрасно... – вмешивается Мару и от его замечания Танака закатывает глаза.
- Да, Каме, что на тебя нашло? – подает голос Уэда, на лице которого недовольства чуть меньше, чем на лице Коки, но лишь потому, что его терпение закаляется ежедневными тренировками и боксом.
- Говорю же – не знаю! – начинает злиться Каме. Он не любит ошибаться и еще больше не любит, когда его отчитывают. – Вы что, не видите?! Рядом со мной должен быть кто-то еще! - оправдывается Каме, кивком показывая на круглый ярко освещенный помост в центре студии.
- Скажи мне, Каменаши, ты видишь здесь еще одного человека? – вкрадчиво спрашивает Танака, подходя ближе. - Танец рассчитан на пятерых! Нас всегда было пятеро, с момента создания! Пя-те-ро! – уже не сдерживаясь орет Коки и, поднимая ладонь, потрясает в воздухе пятерней для большей убедительности.
- Да знаю я! - раздраженно отвечает Каме, не уступая Танаке в громкости. Если бы Каменаши умел метать молнии одним взглядом, от пятерни Танаки осталась бы только горстка пепла.
Он прекрасно знает, сколько человек в их группе! Знает… но не может не совершать одну и ту же ошибку, в танце бессознательно рассчитывая, что рядом стоит кто-то еще, будто у них и правда есть шестой участник.
- Если ты знаешь, то какого черта мы торчит тут столько времени?! – в который раз вопрошает Коки, но так и не дождавшись внятного ответа, громко вздыхает и устало машет рукой. - Когда отыщешь своего человека-невидимку или запомнишь, что нас пятеро - тогда и продолжим. А сейчас лично я устал и собираюсь домой. Покедова!
Больше не тратя драгоценного времени и бесполезных слов, Танака уходит, злобно хлопая дверью.
- Видали, раскомандовался! Не слишком ли он наглеет, а? Возомнил себя главным, - раздраженно вторит вслед Танаке недовольный Уэда. – Смотри, Каменаши, пока ты будешь витать в облаках, он займет твое место.
Каме хмурится, но молчит. Он задумчиво разглядывает блестящий белый пол павильона, предпочитая не видеть взглядов согруппников. Меньше всего ему сейчас нужно их сочувствие, приправленное усталостью и немалой долей раздражения. Он не хуже них понимает, что Танака прав, даже несмотря на свой гонор. Они потратили напрасно целый день съемок...
Постепенно павильон совсем пустеет, яркое освещение превращается в тусклую подсветку и Каме остается совсем один в просторном белоснежном зале. Без людей и насыщенного света все здесь становится совсем другим, серым и безликим.
В этой полутьме, наедине с безжизненными декорациями, Каме думает вовсе не о том, что Танака хочет занять его место, и даже не о том, как вернуть танцу прежний состав из пяти человек в собственном подсознании. Он думает о шестом, несуществующем участнике. Почему-то его присутствие, даже незримое, так реально и привычно, что этому ощущению невозможно сопротивляться. И закрыв глаза, вызволяя из памяти мелодию их старой песни, вопреки здравому смыслу и логике, Каме чувствует, будто кто-то стоит рядом с ним. Кто-то, кого он хорошо знает. Еще немного и он услышит его голос, еще немного и первый куплет сменится припевом, еще немного и куплет самого Каме зазвучит иначе, переплетаясь с чужими интонациями, такими знакомыми и гармоничными, словно песня без них никогда и не звучала…
Каме резко открывает глаза, но рядом никого нет. Наваждение?..
Он медленно выходит из павильона – на улице уже темно, и с холма, на котором возвышаются студийные постройки, прекрасный вид на раскинувшийся внизу город, ночные огни которого так и манят своим ярким светом. Каме смотрит на них, засунув руки в карманы. Их так много, что рябит в глазах, и Каме переводит взгляд на темное ночное небо, с разбросанными на нем точками звезд.
Где-то там, высоко над ним, словно не удержавшись, падает звезда, чертя яркую косую на черном полотне и Каме, не успев даже осознать, загадывает желание.
Он зябко ежится от внезапного порыва ветра и, выставив вперед раскрытую ладонь, с удивлением замечает, как на ней оседают маленькие снежинки, тут же превращаясь в прозрачные капли. Снег… первый в этом году.
Может быть, ему повезет и желание, загаданное сегодня, сбудется? И он сможет вспомнить что-то очень важное, витающее над ним, словно забытый после пробуждения сон...

~*~*~

Теплый летний бриз путается в волосах, на губах соленые морские брызги, солнечный свет слепит глаза, заставляя жмуриться. Кто-то держит его за руку, таща за собой, но Каме и не сопротивляется, крепко сжимая теплую ладонь. Они бегут по песку, и до Каме доносится звонкий смех.
- Быстрее, Казу, быстрее, или мы опоздаем!
Он бежит изо всех сил, но едва поспевает. И когда чувствует, как чужая ладонь выскальзывает из его руки, его охватывает такой страх, что воздух застывает в груди, не давая вздохнуть, и Каме кричит:
- Стой! Подожди! Не бросай меня!
Бегущий впереди паренек вдруг замирает и оборачивается. Солнце слепит глаза, и Каме, как ни старается, не может разглядеть его лицо. Но страх отпускает сердце, когда он с облегчением замечает протянутую руку и, несмотря на яркое солнце, угадывает ободряющую улыбку, играющую на губах паренька.


Каме просыпается от холода, с сожалением понимая, что тепло летнего солнца ему всего лишь снилось. Ветер распахивает плохо закрытое окно, впуская ворох белых кружащихся снежинок, и Каме подскакивает, спеша закрыть его. Снежинки оседают на полу белой пылью, и Каме со вздохом возвращается в постель, закутываясь в теплое одеяло.
Он все еще чувствует морскую соль на губах и солнечных зайчиков на коже. Кажется, что это вовсе не сон, а далекое воспоминание… но сколько Каме ни напрягает память, он не может вспомнить того, кто был с ним тогда, того, кого он так боялся потерять...

~*~*~

Мягкое ненавязчивое освещение внутри уютного бара со странным названием «Мурасаки» располагает к доверительным беседам. Но Каме здесь один, и хотя в его привычки не входит изливать душу бармену, он не может удержаться от соблазна рассказать хоть кому-нибудь о тех странностях, что с ним происходят.
- У вас не бывало ощущения, что вы забыли о чем-то важном? И всё вокруг напоминает вам об этом, но память предательски молчит?..
Бармен вежливо улыбается, отрицательно качая головой. Его глаза остаются безучастными и, понимая, насколько глупо он выглядит с подобными вопросами, Каме вздыхает, делая очередной глоток коктейля.
- Двойной джин, пожалуйста! – громко просит только что вошедший посетитель и Каме вздрагивает.
Название алкогольного напитка вызывает в нем странные ассоциации, заставляя поднять голову и искать кого-то, цепким взглядом осматривая всех посетителей. Заставляя сердце пропустить удар… снова и снова, будто эхо, мысленно повторяя это слово - «джин».
- Джин… - тихо шепчет Каме себе под нос и бармен, приняв его шепот за желание выпить, ставит перед ним рюмку с прозрачным напитком. Каме удивленно поднимает глаза, но бармен уже занят другим клиентом.
Он долго смотрит на рюмку перед собой, словно ждет, будто она расскажет ему что-то или, подобно лампе Аладдина, освободит сказочного Джина, но ничего не происходит, и, раздраженно запуская руку в волосы, Каме вздыхает, едва сдерживаясь, чтобы не застонать от досады.
- А может вы, и правда, кого-то забыли? – вдруг раздается незнакомый голос рядом.
Слегка удивленный внезапным собеседником, Каме поворачивает к нему голову, встречаясь взглядом с молодым человеком. В его улыбающихся глазах без труда читается неподдельный живой интерес, рыжие волосы напоминают о легкомысленном лете, а в облике есть что-то лисье, словно он знает гораздо больше, чем говорит.
- Вы думаете, это возможно? – с любопытством спрашивает Каме.
- Я не думаю, я в этом уверен! – оживляется собеседник. Кажется, если присмотреться, можно заметить лукавые искорки в его глазах. – В жизни случается много необычного, просто не все это замечают.
- Похоже на мистику… - неуверенно отвечает Каме, отбрасывая пришедшее на ум слово «чертовщина».
- Мистика, колдовство, магия – как ни назови. Но если допустить, что все это возможно в нашей жизни, все сразу встанет на свои места. И ваша ситуация - хороший тому пример. Что если вам помогли забыть о ком-то?
- Помогли?
- Да, стерли из памяти. Но не учли, что ваши чувства оказались сильнее разума, и вы все равно ощущаете некую пустоту. Ведь это так? – незнакомец щурит глаза и внимательно смотрит на Каме в ожидании ответа.
- Да… пустоту… как будто лишился чего-то важного... – задумчиво соглашается Каме. – Но как, в таком случае, мне вернуть воспоминания?
Каме смотрит на собеседника, с жадностью ища ответы в его лице, но незнакомец лишь улыбается. Он прикладывает теплую ладонь к груди Каме, не без удовольствия наблюдая, как удивленно распахивает глаза Каме.
- Все ответы вы найдете в своем сердце, никто не подскажет лучше, чем оно, - отвечает незнакомец, убирая руку.
Он встает, чтобы уйти, но Каме останавливает его.
- Скажите хотя бы, как вас зовут? – спрашивает он, все еще находясь под впечатлением от внезапного жеста.
- Такизава, - отвечает незнакомец, и лукаво улыбнувшись, продолжает. – Можешь звать меня Такки, Каменаши-кун. Еще увидимся.
- Откуда вы знаете… - успевает спросить Каме, но Такизава исчезает так же внезапно, как и появляется.
Каме залпом выпивает джин, со стуком возвращая рюмку на стойку. Горячей волной алкоголь прокатывается по горлу, горчит на языке и вызывает непреодолимое желание произнести вслух, такое подозрительно родное, название.
Джин…

~*~*~

Каме обкладывается фотоальбомами, старыми записями, концертами, клипами – всем, где можно найти доказательства того, что сердце не обманывает его, и он действительно забыл о ком-то. Если этот человек действительно был ему дорог – он должен был оставить след в жизни Каме, хоть какой-то намек на свое существование.
Каме исступленно перебирает фотографии, не оставляет без внимания ни единого кадра многочисленных видео, которые успели накопиться за время его карьеры. Он во чтобы то ни стало хочет разбудить свою память, вернуть воспоминания, если они были, и увидеть лицо того, кто стоял рядом так долго…
Того, кого так трудно вспомнить, но невозможно забыть.
В комнате темно, и только отблески голубого экрана неясно освещают лицо Каме. Он сидит прямо на полу, скрестив ноги и, поднимая руку, чтобы подпереть подбородок, задумчиво всматривается в мелькающие на экране кадры.
Теперь ему кажется, он отчетливо видит пустующее место на всех видео, видит собственный взгляд, устремленный в пустоту, и улыбку, адресованную определенно не стойке с микрофоном. На фотографиях, что валяются вокруг него, слишком много пустого места и неудачных кривых ракурсов… слишком много снимков, на которых Каме один.
Раскрытый бумажник тоже валяется неподалеку. Каменаши Казуя, конечно, уже популярен, и не лишен некоторой самовлюбленности, но не настолько, чтобы носить в бумажнике фотографию самого себя. Это имело бы гораздо больше смысла, если бы рядом с ним на фотографии был кто-то еще.
Все складывается, недостающие кусочки мозаики аккуратно соединяются, образуя цельную картинку. Вот только все еще непонятно, кто именно стоит на этой картине рядом с Каме…
Сколько бы он ни пытался, но память настойчиво не дает увидеть того, кого так жаждет найти Каме…

~*~*~

На следующий день Каме бледный, не выспавшийся, с красными глазами и растрепанными волосами врывается в репетиционный зал и, выключив музыку, встает в самом центре огромного помещения, привлекая внимание остальных участников группы.
- Слушайте все! Мне нужно вам кое-что показать! – громко говорит он и вываливает из сумки стопку фотографий и журнальных страниц прямо на пол перед собой.
Неохотно ребята окружают Каме и изумленно смотрят на его «находку», явно ожидая дальнейших объяснений.
- Ну… и… ты только вчера понял, что популярен? – бросает издевку Коки, не найдя более достойной реакции на журнальные страницы преимущественно с самим Каме на них.
- Да нет же, взгляните! – Каме садится прямо на пол, вытаскивая наобум фотографии и поднимая, чтобы все увидели. – Вот здесь, например, почему вы четверо стоите позади, а я сижу не по центру, а чуть правее, как будто рядом со мной сидит еще кто-то? Или вот – смотрите, тут явно пустое место, и здесь, и на этой тоже!
- Ну… бездарный фотограф – это еще не повод для паники, - снова скептически отвечает Танака.
- Фотограф тут ни при чем! – запальчиво восклицает Каме и нервно ерошит волосы, не в силах подобрать нужных слов для такой очевидной, как ему кажется, мысли. – Почему нас пятеро, а название группы состоит из шести букв?
- Потому что ты наш солист и отхватил себе две буквы? Или потому что «КТ-ТУН» - ужасно звучит и вообще непроизносимое название? - вставляет Накамару, пытаясь произнести это «кттун» с выражением, но в процессе лишь выразительно оплевывает Коки, получая от него гневный взгляд и пинок.
- Но когда мы только начинали, я не был лидером! Почему у Уэды в названии нашей группы только одна буква? – продолжает настаивать Каме.
- Каме, к чему ты ведешь? – раздраженно вмешивается Уэда.
- Да к тому, что нас было шестеро! – наконец, выпаливает Каме, в нервном ожидании переводя взгляд с одинаково каменных лиц согруппников.
- Ты переутомился? Не выспался? Ударился головой? – искренне интересуется Коки.
- Нет, нет, погодите! А вдруг у Каме есть вымышленный друг?! - выдвигает предположение Тагучи и громко смеется над собственной шуткой.
- Ааа, ну тогда все понятно! Так вот почему Каме делал столько ошибок на съемках клипа – наверное, боялся наступить человеку-невидимке на ногу! – глумливо замечает Коки, с серьезным видом кивая самому себе.
- Нет, он вовсе не невидимый… - сквозь зубы цедит Каме и хмурит брови, едва сдерживаясь, чтобы собственноручно не убрать издевательское выражение с лица Танаки, словно он уже поставил диагноз больному. – Просто мы все забыли о нем, как будто его никогда и не было. Кто-то сильно постарался и стер все воспоминания о нем, убрал все свидетельства того, что он существовал.
- Каме… ты пересмотрел фантастики. В жизни не бывает людей в черном, которые одним нажатием кнопки стирают воспоминания, - качая головой, говорит Накамару.
- Откуда ты знаешь?! Ты так уверен в этом? – вновь возражает Каменаши.
- Ну ладно, допустим. Но почему тогда ты его помнишь? – задает разумный вопрос Уэда.
- Я… тоже его не помню… - потеряв весь свой запал, отвечает Каме, виновато глядя в пол. - Я просто знаю, что он был…
- Но тогда где он сейчас? Тоже забыл о нас? Или его «стерли» с какой-то целью? – продолжает допытываться Уэда.
- Я не знаю… Но я уверен, что он был с нами все это время, все эти годы! Как только воспоминания вернутся, все встанет на свои места! - с жаром убеждает Каме.
- А что если там, где он сейчас, ему лучше? Что если он сам не хочет, чтобы мы вспоминали его? – задумчиво спрашивает Уэда.
Каме молчит, сгибая и разгибая краешек фотографии. Странно, но подобная мысль никогда не приходила ему в голову. Каме казалось, что если он ощущает пустоту внутри, то и тот, забытый человек, должен чувствовать тоже самое. Разве может быть иначе?..
- Хорошо, - говорит Каме, решительно поднимая голову и глядя на Уэду. – Даже если так, я хочу вернуть свои воспоминания и узнать все наверняка, убедиться, а не жалеть о том, чего не смог сделать!
- И как ты собираешься это сделать? Вернуть память? – упрямо спрашивает Уэда.
- Может, тебе стоит поехать на курорт, отдохнуть недельку? – предлагает Коки и получает в ответ злобный взгляд от Уэды.
- Идиот, после курорта он и нас с трудом вспомнит!
- Может, стоит побывать в тех же местах, делать те же вещи, что вы делали вместе… – вдруг совершенно серьезно предлагает Джунно. – У тебя же есть фотографии.
- Мы прикроем тебя, - серьезно говорит Мару и даже Коки неохотно кивает. – Мы ведь команда.
- Я все еще думаю, что все это идиотизм, но… тебя ведь это все равно не остановит… - ворчливо замечает Коки.
- Не остановит, - с улыбкой отвечает Каме, убеждаясь, что все же не зря пришел сюда и все рассказал. Они ведь и, правда, как ни крути – команда.

~*~*~

Каме стоит напротив парка аттракционов. Сейчас здесь пусто – зимой почти все аттракционы закрыты, а немногочисленные палатки с едой и сувенирами никого не привлекают. Кутаясь в куртку, Каме хмурит брови, и закрывает глаза. Он почти слышит стрекот цикад в летний день, смех посетителей и шум моторов разных аттракционов. Воспоминание, нечеткое и как будто спрятанное глубоко в памяти, возвращает его в летний день, о котором он забыл, потерял в калейдоскопе других дней.
Он не один, мальчишка рядом с ним смеется, и Каме не может сдержать довольной улыбки. Он чувствует вкус клубничного мороженного, безграничную радость и золотистое, словно лучи теплого солнца, счастье.

- Пойдем на американские горки?
- А ты пойдешь со мной в комнату страха?
- Фу…не хочу…. Ну ладно, ладно… но только после горок!


Каме пытается напрячь память и заглянуть в лицо мальчику, который был в тот день вместе с ним. Он старается, но… ничего не выходит. Все, что было тогда, сейчас скрыто, будто под толстым слоем пыли и кажется не очень-то и важным и слишком далеким – незначительная прогулка в редкий выходной с кем-то из приятелей. Но это ощущение тает, как клубничное мороженое в тот жаркий день, стоит лишь услышать знакомый голос, почувствовать прикосновение теплой ладони…

- Казу… возьми меня за руку… здесь такая темнотища, что мы можем потеряться.
- Джин, ты слишком близко…
- Это была твоя идея, я не хотел переться в эту комнату… так что терпи.
- И вовсе тут не страшно, подумаешь, какие-то… скелеты… ты меня за руку взял, чтобы глаза не открывать?
- И по твоей хватке мне ясно, что я не зря их закрыл…


Каме открывает глаза, неохотно возвращаясь в непогожий зимний день. У него раскалывается голова, и он садится на скамейку, обхватывая голову руками.
Джин… значит, его зовут Джин. Вот почему тогда, в баре, это слово показалось таким знакомым и родным...
Джин…

~*~*~

Старые фотографии лежат перед Каме, и он неторопливо перебирает их, складывая в две стопочки. Ощущение ускользающих воспоминаний с каждым днем все сильнее, и оно не дает ему покоя. Будто слово, которое вертится где-то на границе сознания, а он никак не может поймать его и озвучить. Слово… имя… движение, взгляд, прикосновение… все это разрозненными кусочками разбросано по его памяти и жизни, а он собирает их, как части порванной фотографии, пытаясь вернуть ее первоначальный вид.
Но все еще не может увидеть лица Джина…
Фотография из совсем недавних, не таких безоблачно счастливых, которые он уже проверил, выпадает из стопки и скользит по гладкому полу. Каме поднимает ее и всматривается в собственное лицо – раздраженное и злое.

- Какого черта, Каменаши?
- Ты сам виноват, не стоило тебе этого делать.
- Ааа, отлично! Знаешь, я отлично проживу и без тебя, высокомерный идиот!
- Да пожалуйста! Катись!


От фото веет обидой и колючим холодом. Нет и следа той детской радости, что была на старых снимках.
“Разве я мог сказать такое?” – думает Каме, не замечая, как пальцы сильнее сжимают кусок глянцевой бумаги.
Он закрывает глаза, вспоминая спину уходящего Джина, слыша звук хлопнувшей двери, ощущая пустоту и горечь… и сожаление, опоздавшее на какую-то секунду.
“Да, мог… и сказал”.
Он продолжает сидеть на полу, сжимая в руках снимок и перебирая в голове события тех дней. Какие-то съемки, какие-то люди, вспышки фотокамер, суета, в которой можно скрыться от собственных мыслей и… телефонный разговор.

- Приедешь?..
- А ты хочешь?
Долгая мучительная пауза и тягучий противный комок в горле перед единственным, но таким правильным словом…
- Да.


Его окатывает жаром, потому что… он начинает вспоминать.
Вспоминать не только слова, но и долгие минуты ожидания, горячие прикосновения, страстные поцелуи, от которых голова идет кругом. Их сцепленные пальцы, невозможность отпустить, нежелание отпускать… те воспоминания, где слова не нужны, где слова лишние, где слов просто нет.
Его сердце бьется быстрее, отстукивая с каждым ударом, такие знакомые и одновременно новые ощущения и желания. Словно вспышки, в памяти мелькают яркие образы, неизгладимые впечатления. Как он мог забыть их? Как он мог жить без них?
Он помнит глаза Джина, знает вкус его губ, может почувствовать, каковы на ощупь его волосы, если запустить в них руку… Он никогда не забывал… просто кто-то заставил его память молчать об этом.

~*~*~

Он снова сидит в баре «Мурасаки» и пьет очередной коктейль, не чувствуя вкуса. Его тянет в этот бар, будто с ним тоже связано какое-то воспоминание. Что-то до боли знакомое и щемящее где-то в груди.
Мурасаки…
Может быть, он бывал здесь раньше?
- Ну как, вспомнил того, кого забыл? – спрашивает неожиданно и как будто из ниоткуда появившийся Такизава.
- Это не легко… - не поднимая взгляда с гладкой барной стойки, отвечает Каме.
- Да… тут не поспоришь. Но тебе стоит поторопиться, до Нового Года осталось не так уж много времени, - задумчиво говорит Такки.
- Почему до Нового Года? – интересуется Каме, поднимая на него настороженный взгляд.
- Магия, друг мой, магия, - вздыхая, отвечает Такки. – Если вы не встретитесь до Нового Года, до того, как часы пробьют двенадцать, все ваши общие воспоминания исчезнут без следа, вы навсегда забудете друг друга. Такова природа этой магии, друг мой, тут уже ничего не поделаешь.
Каме кажется, что мерцающий в баре пурпурный свет в красивых настенных бра насмехается над ним, как будто издевательски шепча – не успеешь, опоздаешь…. Забудешь его навсегда…
Он безнадежно смотрит на часы, и закрывает глаза, отчаянно пытаясь вспомнить, вырвать из памяти хоть одно место, где мог бы найти Джина, но бесконечная мишура повседневных дней мешает ему.
Бесполезно… он не знает, где искать.

~*~*~

Шум волн заглушает мысли, смывает все сомнения, уносит на дно все вопросы. Каме часто приезжает сюда, когда не может решить что-то или сомневается в принятом решении. Он садится в машину и едет за черту города, подальше от суеты, людей и их советов, подальше от всего – к морю. Его беспокойные волны приносят далекие воспоминания, почти погребенные временем и событиями, беззаботный смех и наивные мечты. То время, в котором все было легко и просто, в котором не существовало взрослых проблем, и жизнь не ставила перед слишком тяжелым выбором.

- Я знал, что найду тебя здесь, - слышит он голос Джина за спиной и, не оборачиваясь, спрашивает:
- Как ты узнал?
- Потому что я знаю тебя, - тихо отвечает Джин.
- Да… ты хорошо меня знаешь, - слегка улыбаясь, отвечает Каме, но только в глазах его нет ни капли радости.
- Ты боишься… что я уеду?
- Нет, я боюсь, что ты забудешь меня… нас, - не поворачиваясь, отвечает Каме.
Джин наклоняется, утыкаясь носом в шею Каме, и крепко обнимает его. Закрыв глаза, он слушает шум волн, обдавая кожу Каме теплым дыханием.
- Если это случится, я приду сюда, найду тебя…и ты поймешь, что я ничего не забыл… и никогда не забуду.
Каме чувствует тепло Джина, его крепкие объятия и, касаясь его рук, закрывает глаза, шепча всего несколько слов… тонущих в шуме накатывающих волн.


Воспоминание накрывает его с очередной волной, и кажется таким реальным, словно позади него и сейчас стоит Джин.
“Может быть, это последний подарок памяти… перед тем, как воспоминания исчезнут навсегда”, - думает Каме. Он боится открывать глаза, боится оборачиваться, зная, что позади лишь пустынное побережье…
Гулкие удары сердца отмеряют секунды, словно стрелки часов, приближая его к неизбежному моменту. Сколько времени у него осталось? Может быть, его уже не осталось совсем…
- Я боялся, что опоздаю… - слышит Каме знакомый голос.
Еще одно воспоминание? Наваждение?
- Боялся, что не найду тебя здесь…
Кто-то обнимает его сзади и Каме кажется, он слышит стук его сердца, такой же громкий и бешенный, как будто это стучит его собственное сердце.
- Боялся, что ты забудешь меня…
Где-то вдали взрываются новогодние салюты, разноцветными яркими цветами распускаясь на небе и медленно падая, словно множество звезд…
- Я боялся, потому что…
Шум волн уносит последние слова, которые Джин шепчет ему на ухо.

~*~*~

- Я же говорил! – с издевательским превосходством в голосе говорит Такизава.
Он стоит, расслабленно облокотившись о большой валун, и наблюдает за парой на берегу.
- Пф, простое везение, – фыркает его собеседник, отвернувшись от неприятной ему сцены на побережье.
- Не все подарки Ледяного Величества приходятся ко двору, - усмехается Такки и, не скрывая любопытства, спрашивает. – Кстати, что на этот раз было выгодно Короне?
- Попробуй догадаться без моей помощи, - холодно отвечает мрачный спутник Такки.
- Как знаешь, Тсубаса-кун. Но сам видишь, ничего не вышло, - равнодушно пожимает плечами Такизава, впрочем, от цепкого колючего взгляда Тсубасы не ускользает толика разочарования, проскользнувшая в глазах Такки.
- Это они проиграли, отказавшись от своего единственного шанса, глупцы, - неопределенно кивает Тсубаса в сторону моря. – Второго им никто не предложит.
- Ты говоришь об этом так, будто у них был выбор, - по губам Такки снова скользит ухмылка. – “Простое везение” вмешалось и разрушило ваши планы, если бы не это маленькое недоразумение, они принимали бы этот “подарок” за должное, даже не догадываясь, что кто-то одарил их специально, имея свои цели и планы.
- Твои высокопарные рассуждения просто глупость, - Тсубаса остается все так же серьезен и почти равнодушен, его раздражение выдают лишь слегка нахмуренные брови. – Ты ведь и сам приложил руку к их озарению.
- Нет, - мягко улыбаясь, говорит Такки, явно получая удовольствие от своих слов. – Я почти ничего не делал… только наблюдал. Тебе не понять этого, но не на всех действуют ваши ледяные чары.
Такизава исчезает, оставляя после себя светлую оранжевую дымку и едва уловимый сладковатый аромат.
- Не на всех… но таких все меньше, Такизава-кун, - шепчет в ответ Тсубаса уже в пустоту.
Бросив на побережье последний взгляд, в котором на мгновение мелькает сомнение, он тоже исчезает, растворившись в ворохе снежинок и холодного ледяного воздуха.
25.11.2010-17.01.2011

@темы: Авторский, Romance, PG-13, Mystical, AU, AKame

URL
Комментарии
2011-01-17 в 22:02 

Nao
Tonight maybe we're gonna run dreaming of the Osaka sun.
совершенно волшебная история :heart: спасибо!

2011-01-17 в 22:02 

~Рейко~
пРЕЙкрасная и пРЕЙмудрая (с) Я рейтинговый фикрайтер, если чё... (с)
sayako_m Мне он очень-очень нра :red: Красивая сказка :inlove: ))))))

2011-01-17 в 23:31 

Криста Ива
Глубина-глубина, я не твой...(с)
авввв...я так люблю сказкиии...а когда они хорошо заканчиваются..авввв...спасибо))):heart::heart::heart::heart::heart:
так чудесно))))

2011-01-18 в 11:22 

Yayoi
О морали в двух словах: "Миром рулит недотрах." (с)
очаровательная история! Спасибо огромное за это чудо!

2011-01-18 в 22:25 

Zrivka
Благословенны забывающие, ибо не помнят они своих ошибок.
Фик чем то похож на мой любимый фильм "Вечное сияние чистого разума"
«Можно стереть любовь из памяти. Выкинуть из сердца - это уже другая история».
sayako_m спасибо.

2011-01-20 в 05:41 

LotRAM
Какое волшебство! Очень красиво!

2011-02-28 в 17:07 

ecasolo
I didn't do it. Nobody saw me do it. You can't prove anything.
Хорошо, что они вспомнили!
Спасибо.

2011-03-05 в 18:04 

juanika
В нашем мире много психов, говори со мною тише, может я один из них.
sayako_m очень красивая история, спасибо

2011-03-06 в 14:56 

чудесно.. я читал вот под эту песню:


фик прекрасен.. очень впечатляет и ощущения волшебные... и вера....

I am weak
But I am strong
I can use my tears to
Bring you home

I'm waiting,
I'm waiting for you
I'm waiting, I'm waiting for you
I'm waiting,
I'm waiting for you

2011-04-01 в 21:00 

Хонока
Never Say Never
какая замечательная история, такая приятная и душевная...
спасибо большое!!!!!!!

2011-04-01 в 21:13 

Хонока
Never Say Never
Sayako,так давно не читала твои рассказы, что прям сейчас получила невероятное удовольствие от прочтения этого))))

2011-12-19 в 23:50 

#Irida#
Он некрасивый, он жесткий, он невыносимо придирчивый… Он спас мне вчера жизнь, уложил спать и я его хочу. (с) Serpensortia "Everything I am"
история светлая, нежная и грустная ))) спасибо

2013-04-08 в 11:11 

Lina_Rino
I can only fuck and sing © Kurt Cobain
это так очаровательно! и сама идея,и исполнение

   

Love Song

главная