16:34 

Drabble-mob.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
Как говорится, не прошло и года. :small:
Простите пожалуйста за то, что так поздно "опомнилась", но у меня действительно был огромный неписун.
В любом случае, лучше поздно, чем никогда. :))

Для Sky_is_over: Орф - Рюзаки Шинджи/Аой Реске:

Его окружала людская масса, люди тянули к нему руки, жаждали дотронуться, ухватить хоть кусочек в надежде, что это поможет им, спасет или хотя бы облегчит боль. Он видел их лица – серые, отчаянные, обозленные, сквозь безликую толпу различал их, каждое в отдельности. Все эти люди когда-то встречались на его пути, сейчас же они преследовали его в снах. Каждую ночь они приходили к нему молчаливым укором, пытались дотянуться, поделиться своей болью и отдать половину, а может быть и всю до капли. Он пробовал помочь им, но их было слишком много. Он пытался бежать от них, но всякий раз бездушная толпа настигала его. Он пытался смириться и сам отдавал себя им на растерзание, но казалось, боль вырывалась из сна, становясь реальной, и он кричал, как безумный, просыпаясь в поту. А потом он долго лежал без сна и смотрел в потолок, все еще слыша шелестящий шепот.
- Рюзакииии…
Они звали его.
Он сходил с ума. Может быть, он заслужил это.

- Рюзаки! – раздался вполне реальный голос, и он вздрогнул от неожиданности. – Я так и знал, что в холодильнике у тебя опять пусто. Если я не буду приходить, ты просто умрешь с голоду.
Всякий раз, когда его навещал Аой, голоса пропадали и хоть ненадолго оставляли Рюзаки в покое. Если бы не эти посещения, Рюзаки давно бы сошел с ума. Если бы Аой остался с ним насовсем.
Рюзаки едва заметно улыбнулся своим мыслям. Он никогда не высказывал их вслух. А может быть, стоило.
Он встал, подходя к столу, на котором по-хозяйски раскладывал продукты Аой.
- Ты прав… - с улыбкой согласился Рюзаки. – Я умру, если ты не будешь приходить…
- Естественно… кажется, я забыл молоко... – рассеянно говорил Аой, заглядывая в холодильник и не видя лукавого взгляда Рюзаки. Но прекрасно слыша каждое его слово.

Для ecasolo: Видок - Акаме:
Пришло время узнать правду...

Огонь вырывался из каменного жерла, разъяренной бестией взмывая вверх, безуспешно выискивая себе жертву. Джин едва успевал уворачиваться от ударов, тяжелая трость настигала его в самые неподходящие моменты. Он и сам нанес противнику несколько болезненных ударов, но те, казалось, не причинили тому никакой существенной боли. С каждой секундой схватка становилась все напряженнее. Вот вот кто-то из них мог не устоять, став жертвой рвущегося наружу пламени. Все чаще Джин видел свое отражение в стеклянной маске Алхимика.
Демон в черном плаще легко и непринужденно двигался, паря, словно ворон. В его маске отсвечивали огненные искры, будто они с огнем действовали заодно, помогая друг другу.
Звенели тяжелые цепи, развешенные вокруг, из-за спертого воздуха, наполненного тяжелыми металлами, дышать становилось все сложнее. После каждого удара перед глазами Джина все сливалось в одну огненно-черную массу, но каждый раз он находил в себе силы снова и снова настигать Алхимика. Пока они не столкнулись лицом к лицу. Алхимик сделал резкий выпад и Джин, не удержавшись, полетел вниз, в жаркое каменное жерло. В последний момент схватившись руками за край, Джин повис, чувствуя, как огонь дышит ему в спину. Пальцы не слушались его, он знал, что не продержится долго. Человек, называвший себя Алхимиком, стоял над Джином, в его стеклянной маске, переливавшейся всеми красками огненной пучины, Аканиши видел свое грязное лицо, свои блестящие, словно в лихорадке, глаза.
- Я хочу… я хочу увидеть твое лицо… - прохрипел Джин, из последних сил цепляясь за каменный край.
Алхимик наклонялся к нему все ближе, медленно снимая стеклянную маску.
- Ты… - Джин не мог отвести ошарашенного взгляда от до боли знакомого лица, от родных глаз, в которых сейчас читалась вовсе не радость победы или злобная ухмылка. Обреченная болезненная безысходность. Он знал… давно знал, что подписал себе смертный приговор и все равно пошел на это.
Пальцы Джина разомкнулись и он упал в объятия огненного жерла…

За несколько месяцев до этого.

Знаменитый сыщик Аканиши Джин, так же известный под прозвищем «Видок», скучающе подпирал рукой подбородок в своем кабинете.
- Без нового дела, без интересной загадки я медленно умираю, мой мозг не может так долго бездействовать, - подытожил он, обращаясь к столешнице.
Каменаши сидел в кресле напротив, задумчиво изучая утреннюю газету. Он не читал ее, думая о чем-то своем.
- Джин… скажи, - неуверенно начал Каме, не поднимая глаз от нелепой статьи о жертвах карманников. – Головоломки для тебя важнее всего на свете?
- Да, - не колеблясь, ответил Аканиши. – Только занимаясь интересным делом я вижу какой-то смысл в своем существовании.
- Даже если это дело может свести тебя в могилу? – теперь Каме пристально смотрел на Аканиши, уже зная ответ на свой вопрос.
- Я не настолько глуп, чтобы подвергать себя опасности напрасно. Если только… не сам дьявол будет моим противником.
Джин усмехнулся встречаясь взглядом с Каменаши. Легкая улыбка скользнула по губам Каме, он решительно отложил газету и встал.
- Тогда, пора потревожить его покой, у меня есть для тебя подходящее дело!
Даже если это дело заведет в могилу нас обоих.

Для Ray D.: Элизабетаун - Акаме:
Желания сбываются, когда уже не ждешь.

Неудачник. Очень верное определение его сегодняшнего состояния. Он потерял работу, которой посвящал всего себя, он ехал на похороны отца, которого уважал, как никого из живущих на Земле людей, он потерял девушку, которая в общем-то никогда и не была его девушкой, но теперь уже никогда и не станет ею.
Что еще мог сказать о своей жизни Каменаши? Даже его попытка самоубийства потерпела крах! Казалось, все, за что он брался, обречено на провал.
Объявили его рейс, и Каменаши направился к своему выходу. Он летел в маленький городок на востоке Японии и был… единственным пассажиром небольшого самолета.
- Спасибо, что купили билет на наш рейс и тем самым спасли его! – голос стюарда, встречающего единственного пассажира, вывел Каменаши из задумчивости, заставив поднять глаза. Перед ним стоял молодой парень в безупречно выглаженной форме и приветливо улыбался.
Каменаши неохотно улыбнулся в ответ, молча проходя в салон и занимая место у иллюминатора.
Какое-то время Каме дремал, усыпленный собственными неутешительными мыслями, но самолет тряхнуло, и это заставило его проснуться. К его удивлению, рядом сидел стюард и неотрывно смотрел на него.
- О, вы проснулись! – беззастенчиво выдал он и улыбнулся той самой приветливой улыбкой, которую Каменаши успел оценить в начале полета. – Я подумал, что раз пассажиров больше нет, вам будет скучно сидеть здесь в полном одиночестве, и решил составить вам компанию.
- Мне вовсе не… - начал было Каменаши, но внезапный собеседник перебил его.
- Меня зовут Аканиши Джин, а вас? Вы летите отдыхать или по делам? Кстати я знаю отличное место, где потрясающе готовят курицу в кисло-сладком соусе….
Странно, но болтовня нового знакомого совсем не утомляла Каменаши и слушать его было куда приятнее, чем вариться в собственных мыслях.
И может быть… они еще встретятся с этим стюардом за пределами самолета.

Для Kara: Особое мнение - РёПи:
Спасение - в бегстве.

Япония. Токио. Отдел профилактики преступлений. 2054 год.

Гладкий отполированный деревянный шар громко катился по прозрачным трубкам. Коричневый, что означало предумышленное убийство. Они давно уже стали редкостью, но даже сейчас находились смельчаки. Или скорее глупцы, как думал о них Ямашита.
Из-за стеклянного окна он наблюдал за «шестеркой из департамента», присланной, чтобы найти в отлаженной работе отдела несовершенства и доложить начальству. И тогда у верхов будет причина прикрыть их отдел.
Заметив напряженный взгляд Ямашиты, Нишикидо Ре отсалютовал кружкой с кофе, широко улыбнувшись своей коронной приветливо-ироничной улыбкой. Томохиса лишь вежливо кивнул ему в ответ, отворачиваясь от окна.
В системе и работе своего отдела он не сомневался… пока в его руках не оказался гладкий деревянный шар.
Жертва: Лео Кроу.
Второй шар легко лег в ладонь Ямашиты. Прохладный, с вырезанными по дереву буквами, приговаривающими к пожизненному заключению.
Убийца: Ямашита Томохиса.
Вот он, глупец, приговоренный заранее, без расследований и суда, без единого шанса оправдаться.
- Кояма, сходи за пончиками… у нас еще есть время, - пряча напряжение в голосе, попросил Томохиса.
- Конечно, босс.
Шар упал на пол из его рук, покатившись к двери, словно вдогонку за подчиненным Ямашиты.
Времени у него почти не осталось. Ямашита просмотрел видение еще несколько раз, лихорадочно запоминая детали, пока в висках стучала единственная здравая мысль – бежать. Пока не поздно.

Когда в кабинет вошел Нишикидо, к его ногам подкатился коричневый шар с именем. Остановив его кончиком ботинка, он взял в руки шар, проведя пальцами по выбитым буквам, воскрешая в памяти недавнюю встречу в лифте.
- Похоже, я нашел дефект в вашей системе, Ямашита, - не давая закрыться дверям лифта, с улыбкой констатировал Нишикидо. – Нашел в твоей квартире дрянь, на которой ты сидишь.
Он вытащил из кармана маленькую коробочку, демонстрируя свою находку Ямашите.
Но похоже того не интересовала находка Ре. Он резко прижал Нишикидо к стене, доставая из кармана пистолет.
- Брось эти игры, Ямашита, сегодня не было красных шаров, - с насмешкой произнес Ре.
Ямашита нахмурился, убрав пистолет только когда двери лифта вновь открылись.
Услышав сигнал тревоги, Ре все понял, мгновенно изменившись в лице, не оставляя на нем и следа былой насмешливости. Проблемы с «дрянью» были не главными в списке Ямашиты.
- Стой! – крикнул Ре. – Ты не можешь так просто убежать!
Обернувшись, Ямашита пристально посмотрел на Ре.
- Все убегают, - ответил он, прежде чем скрыться в дверях полицейского участка.

Для Vikara: Токийские Герои - Фалькон/Мисора:
Тайные желания.

Стук каблуков по кафельному полу эхом проносился по длинному коридору. В руках Мисора держала синюю папку, пролистывая личные дела «больных», два санитара бесшумно и неотступно следовали за ней. Она подошла к нужной двери с номером «23», едва заметно кивнула санитарам и уверенно вошла. На кровати лежал мужчина, из-за длинных спутанных волос и бороды угадать его возраст было практически невозможно, вокруг глаз пролегли глубокие морщины, вызванные отнюдь не старением. Он умирал – даже беглого взгляда хватило бы, чтобы понять это. Отметив что-то в своих записях, Мисора собиралась сделать ему укол. Последний укол в его жизни.
Ее рука не дрогнула, поднося шприц со смертельной инъекцией, но неожиданно его пальцы сомкнулись холодным кольцом на ее запястье и по телу Мисоры словно пронеслась обжигающая искра.
- Ты же не думала, что останешься без «прощального подарочка»? – прохрипел пациент, заходясь в кашле.
- Думаешь, этот «подарочек» будет действовать и после твоей смерти? – усмехнулась Мисора, когда пальцы пациента бессильно разомкнулись.
Она ввела ему инъекцию и собралась уходить, когда в спину ей прозвучал хриплый ответ:
- Моя смерть ничего не изменит. Твои желания сами тебя найдут.
На мгновение она замерла, но ироничная улыбка так и не исчезла с ее губ. Выйдя из кабинета и впуская туда санитаров для грязной работы, Мисора еще раз заглянула в карточку пациента.
«Эмпатия».
Довольно распространенный дар.
Что он мог увидеть в ней?
В любом случае, это было неважно, о своей находке он уже не расскажет никому.
Мисора закрыла папку, направляясь в другое крыло длинного коридора.

В эту ночь Мисора не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок, она металась в полусне, постоянно просыпаясь. Ей казалось, она слышит стук собственных каблуков по кафельному полу. Ей мерещился хриплый шепот эмпата – «ты сама знаешь о своих желаниях, они всегда с тобой, куда бы ты не пошла... Моя смерть ничего не изменит, не изменит, не изм…»
- Мисора, - она отчетливо услышала другой, хорошо знакомый ей голос и, вздрогнув, открыла глаза.
Он стоял над ней, скрестив руки на груди, и усмехался, словно знал, о чем она думает, словно видел ее насквозь, и ему это нравилось.
Он наклонился, прижав палец к ее губам и останавливая готовый сорваться с них вопрос.
- Тссс, - прошептал он, склоняясь ближе, касаясь теплым дыханием ее кожи. - Не надо ничего говорить, слова только портят все.
Она смотрела на него распахнутыми глазами, словно видела впервые, в ушах пульсировала кровь, по телу расходился жар. Сейчас она хотела только одного – прикоснуться к нему, не сдерживать безумных порывов, таких внезапных, таких одуряющих. Она видела отражение своего сумасшедшего желания в его глазах, снисходительно улыбающихся, позволяющих ей все, словно она была маленьким ребенком в магазине игрушек. Он никогда не смотрел на нее так. Никогда не видел в ней слабую девушку. Она всегда оставалась для него лишь деловой компаньонкой, а ей хватало ума не показывать ему своих слабостей. Выгодное знакомство и не более того. Она флиртовала по привычке, как со всеми, он по привычке поддерживал ее игру, но никогда не смотрел на нее так, как сейчас.
Он позволил ей снять с себя рубашку, осторожно касаясь ее щеки, словно боясь спугнуть возникшее между ними притяжение. Дотрагиваясь до нежной кожи кончиками пальцев, он скользил все ниже, чтобы легко опустить тонкие лямки пеньюара, освобождая ее красивое тело от легкой ткани.
Он угадывал каждое ее желание, даже мимолетную мысль, словно читал ее, как книгу.
Вещи вокруг них поднимались в воздух и парили. Порой ей казалось, что она парит вместе с ними. Она чувствовала его тело под своими ладонями, ощущала их смешанный запах, слышала его голос, произносящий ее имя, и свой голос… шептавший его настоящее имя. Имя, которое она почти никогда не произносила вслух.

Мисора проснулась от собственного крика. Ее била горячая лихорадочная дрожь, влажные волосы прилипли ко лбу, мокрая постель неприятно холодила обнаженное тело. Сжимая в кулаках простыни, она отчаянно искала глазами того, кого не было в комнате.
Это был сон. Всего лишь сон. Слишком реальный сон.
«Твои желания сами найдут тебя», - звучал шепот у нее в голове. – «Твои желания итак всегда следуют за тобой».
Ехидный смех заставил ее вздрогнуть, зажмуриться, прогоняя наваждение.
Все пройдет, она смоет дурман ледяным душем, прогонит туман в голове чашкой крепкого кофе. Она оставит свои жалкие слабые порывы в спальне, крепко закрыв за ними дверь. Там, за пределами своей квартиры, она снова станет уверенной в себе, расчетливой стервой. А тайные желания так и останутся… тайными.

@темы: Авторский, pairing: other, het, dorama, RyoPi, Romance, PG-13, Fluff, Drabble, Angst, AU, AKame

URL
Комментарии
2011-12-19 в 17:11 

ecasolo
I didn't do it. Nobody saw me do it. You can't prove anything.
А, я уже успела забыть!
Спасибо!
Но Джина жаааалко

2011-12-19 в 17:14 

Vikara
Not Today.
sayako_m, спасибо большое! Оно очень чувственное. И очень многообещающее! И я очень хочу продолжения!:kiss:

2011-12-19 в 17:24 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
ecasolo, ты же смотрела кино? Там все не так просто, как кажется вначале))

Vikara, :kiss: И я хочу))

URL
2011-12-19 в 17:31 

ecasolo
I didn't do it. Nobody saw me do it. You can't prove anything.
sayako_m, разумеется я смотрела) Очень странный и прикольный фильм. Впечатляющий.

2011-12-19 в 17:36 

Kara
Потому что зло - это слишком банально || Неспящий страдатель || Магистр дедлайна || Всё было как в бляду (с) || Солнышко, но хитрожопое
Спасибо большое! Очень здорово представлять любимых джоннисов в зацепивших образах) Очень здорово) Я бы почитала полноценный фик по этому миру с ними))
:squeeze:

2011-12-19 в 19:30 

.рей
I procrastinate so much I procrastinate the actual procrastination (c)
Спасибо! :heart: Хотела бы я увидеть Джина в форма стюарда :inlove:

2011-12-22 в 21:15 

alinchus
несовратимая немецкая императрица
уваааа~~ *____*
я тоже уже подзабыла))
с Аоем Рюзаки не пропадет ни за что на свете :heart:
спасибо! :red:

     

Love Song

главная