Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
11:48 

AKame. On the other Side - 13.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
13. Сны из прошлой жизни.
Ему бы прошлое назад вернуть,
Время, смерть бы обмануть,
Но не обманешь лишь себя,
И чья же в том была вина?


Взгляд в глубину светло-карих глаз и легкое головокружение от того, что там столько расплавленного желания, столько тепла, что оно готово перелиться через край. Но страх мешает. Страх горчит на губах, разъедает все своим смертельным ядом. Страх того, что случится совсем скоро. Он знает и не может спать. Не может смотреть в глаза, которым суждено закрыться навсегда, очень скоро и с каждым днем этот момент все ближе…
Но он улыбается и тянется к губам, мягким и уступчивым. Сейчас не обязательно думать об этом. Сейчас можно просто раствориться в глазах, что так близко, в запахе, в прикосновениях. А потом… да кого волнует, что будет потом? К тому же он решил, что не позволит этому случиться. И страх уступает место другому чувству, куда более сладкому.
Алая нить пульсирует в темноте, словно напившись вдоволь кровью своей жертвы. Ей стоило бы порваться уже давно, и она напоминает об этом каждый раз, при каждом взгляде, распространяя красноватый свет и запах перегнивших цветов. Могильный запах увядших букетов.
‘Он не умрет, если ты пойдешь с нами. Он и эти люди, что стоят внизу и смотрят вверх – тысячи людей ждут твоего решения, Каменаши’.
Но что ему до тех людей, если он хочет спасти только одного. И только это имеет значение. И он готов заплатить любую цену за его жизнь. Любую. Любую?..
- Да кто тебя просил спасать меня! –
слышит он крик и просыпается, едва не падая с кровати.

Сон? Воспоминание? Нет, скорее ощущение. Это было словно погружение в тепловатую стоячую воду, которая успела зацвести. Ощущения эти были так похожи на воспоминания. Или это всего лишь глупое воображение играло на его натянутых нервах? И этот крик… ведь так же Аканиши кричал на него, когда он вытащил его из ловушки Ямашиты, когда перетащил их в библиотеку, верно?.. Или это было и раньше? Когда-то давно…
Каменаши сел на кровати. Во рту неприятно горчило, в висках пульсировало, а взгляд упорно не желал фокусироваться. Но взгляд прояснился, и он медленно, стараясь не шуметь, вышел в коридор и подошел к комнате Джина. Так же, как и накануне вечером, он в нерешительности стоял возле двери, глотая подступивший к горлу ком. В конце концов, он не стал входить – просто закрыл глаза и сделал мысленный шаг, оказавшись в комнате Джина.
Аканиши спал, раскинувшись на кровати, волосы падали ему на лицо, одну руку он подложил под голову. Он выглядел умиротворенным, и таким знакомым, словно ощущения из сна стали явью. Каменаши опустился перед кроватью на колени. Он мог бы угадать каждую черточку в лице, таком родном, каждую родинку и изгиб. И он отдал все это в уплату долга? Все, что было между ними, все, что ему дарили эти руки и губы, он отдал так легко. Сдался без борьбы.
Сердце сжалось от болезненных сожалений и горького раскаяния, и Каменаши коснулся ладонью груди, будто проверяя, его ли сердце так болит. Чертовы глаза жгло огнем, но он этого не замечал.
Тень воспоминаний снова обрушилась на него, будто он сам открыл двери своей памяти, воскресил призраков, которые давно уже стали прахом. Каждое прикосновение, каждая ночь, поездки, встречи, телефонные разговоры до утра, смех и уколы глупой ревности, переходящие в жаркие примирения… отзывались в нем далеким эхом. Они так давно были вместе, с той, самой первой поездки, когда лежали под холодными звездами и делились мечтами, планами, а потом и своим теплом. Они и не заметили, как легко мечты и планы стали общими, а небо оказалось таким близким, лишь протяни руку и все звезды станут твоими.
Он протянул руку, почти коснувшись лица Джина, но замер. Сейчас он казался дальше любой звезды. Прошлого не вернуть. И как раньше уже не будет никогда.
Зачем он хотел вернуть себе память? Зачем призывал ее в свои сны?
Ничего кроме сожалений это ему не принесет. Ведь для него с тех пор прошло мгновение, а для Джина – несколько жизней. Несколько жизней без него, Казуи. Не было ни планов, ни мечтаний, ни звездного неба. Не было ничего, кроме алой пульсирующей нити и болезненных воспоминаний о том, кто сдался без борьбы.
Но видимо Каменаши было суждено вновь и вновь совершать одну и ту же ошибку. Проходить давний урок снова. В который раз он дал себе обещание, и, может быть, на этот раз он не нарушит его…
Аканиши проснулся от смутного ощущения чужого присутствия. Он открыл глаза и сел в кровати, осматриваясь мутным со сна взглядом. Но в комнате никого не было.
Он нашел Каменаши сидящим в кресле перед мониторами.
- Ищешь новую катастрофу? – лениво поинтересовался Джин.
- Вроде того, - ответил Каменаши, его руки еще немного дрожали, и он не смог повернуться.
- До завтрака, лично я, мир не спасаю, - шутливо сказал Джин и растаял, оставив Каменаши одного.
Как ему теперь смотреть на Джина? Как сказать, что он начинает понимать его злость и обиду? Он еще не вспомнил всего, но уже успел почувствовать, уже ощутил сполна, что пряталось там, за стальными дверями его памяти. Что-то, чего он и сам не смог бы простить себе.
Он закрыл глаза и оказался на песчаном берегу. Морские волны накатывали на берег, и их шум заглушал мысли, заталкивал горечь глубже, жаль только, не исцелял совсем. Он мог бы просидеть так безумно долго, потому что время перестало иметь значение. Но голос Аканиши отвлек его от одной единственной мысли, играющей в его голове, словно заевшая пластинка.
- Вспомнил что-нибудь? – спросил Джин.
- Как ты узнал, что я тут? – не поворачиваясь, выдавил из себя Каменаши.
- Это было не сложно, - ответил Джин. – Я и сам прихожу сюда иногда…
- Мне кажется, это красивое место, - прошептал он.
- Значит, память… - начал Джин.
- Я не знаю… - перебил его Каменаши. – Ты как-то сказал, что уже не знаешь, где воспоминания, а где то, во что ты хотел бы верить. Я тоже не знаю, какие голоса в моей голове настоящие, а какие лишь плод воображения.
- И что они говорят тебе, эти голоса? – спросил Джин.
…что я идиот, - мысленно ответил Каме. – Что я отдал за бесценок самое дорогое, что у меня было.
Но вслух он сказал лишь:
- Ничего…
- Хочешь снова сдаться? – спокойно произнес Джин, и это спокойствие задело Каменаши сильнее его недавней злости.
- Нет, не хочу, - упрямо ответил он. – Но я не знаю, как все исправить.
- Бороться, - просто ответил Аканиши. – Делать что-то, что изменит расклад. Заставить их пожалеть.
- Джин, я… - начал Каменаши, но Джин резко оборвал его, приложив палец к его губам.
- Не надо, - жестко сказал он. – Просто сдержи обещание. Не решай все в одиночку.
От голоса Джина, от его мимолетного прикосновения Каменаши окатило жаром. Теперь, чувствуя, что их связывало, держать эмоции при себе становилось безумно тяжело. Неосознанные и давно подавляемые желания накатывали так внезапно, что выбивали почву из-под ног. Но чувствовал ли это Джин? Столько лет прошло, и он мог давно уже забыть… заставить себя забыть старые чувства. Быть может в нем уже ничего не осталось, кроме обиды и разочарования. И если Каменаши вспомнит окончательно, это не принесет им обоим ничего хорошего.
Они сидели на берегу еще какое-то время, но Аканиши снова заговорил.
- Ты нашел нам новое дело? – голос его охрип, он не смотрел на Каменаши.
О чем он думал? Что испытывал, вспоминал ли прошлое? Или может решал, как побыстрее покончить с их общими делами, и оставить все позади? Как попрощаться окончательно?
- Нашел, - ответил Каменаши, отгоняя ненужные вопросы. – Пожар в клубе. Можем успеть все узнать до вечера.
- Отлично, тогда возвращаемся, - подытожил Джин и, не дожидаясь Каменаши, сигаретным дымом растаял в воздухе.
Они вернулись в логово, и стали готовиться к новому делу. Пожар в клубе, но на этот раз они точно узнали причину возгорания, чтобы не вышло так, как с самолетом. Это оказалось не сложно, пришлось просмотреть всего лишь судьбы всех служащих. Каменаши погрузился в процесс и больше не думал о прошлом, отключил все лишние эмоции. Когда наступило время уходить, он снова одел наушник и Джин криво усмехнулся, махнув ему на прощание рукой.
- Может, и я загляну на огонек, - сказал Джин, но в логове уже никого не было. – Вспомню старые деньки...

Каменаши появился в зале клуба, когда посетители еще не начали его заполнять, и работники клуба проверяли все перед открытием. На этот раз задача оказалась проще некуда. Он легко подобрался к сцене, пока проверяли свет, и перерезал провода, ведущие от пиротехнических установок к пульту управления, как раз перед самым открытием клуба. Возможности заменить пиротехнику у работников уже не было. Внутри клуб оказался не таким большим, как он думал, даже удивительно, как сюда могло поместиться столько людей. Но посетители быстро заполнили свободное пространство. Музыка, мельтешащий свет, сигаретный дым… Каменаши и забыл, что есть подобные места.
- Дело сделано, - сказал он.
- Вижу, - подтвердил Джин и отключился.
Каменаши собирался уже уходить, как снова услышал знакомый голос, но звучал он вовсе не в наушнике. Он звучал со сцены.
- Это Аканиши Джин-дэс.
Каменаши обернулся. На сцене стоял Джин, в толстовке с капюшоном и старых джинсах, с гитарой в руках.
- Песня старая, знаю, но новых как-то не придумалось, - все так же трепался он в микрофон, пока удивленный персонал пытался понять, что происходит. – Посвящается кому-то там, в толпе…
Он махнул рукой в сторону толпы и Каменаши замер, ожидая, что последует за таким многозначительным вступлением. Джин запел. Не ту песню, которую помнил Каменаши – другую. Но невольная улыбка скользнула по его губам.
Дежавю оказалось таким сильным, будто не прошло десятков лет и вот он, на очередном выступлении Аканиши Джина, слушал в толпе песню, которую Джин так небрежно посвятил ему. И только Казуя знал о том, кому пел Джин.
Свет играл в волосах Джина, губы почти касались микрофона, длинные пальцы ловко перебирали струны. Иногда он закрывал глаза на припеве, а когда открывал, они блестели, отражая разноцветные блики прожекторов. В эти моменты, казалось, он возвращался в то время, когда в этих выступлениях была вся его жизнь, все его мечты. Если время сделало передышку, то именно Джин нажал на паузу.
Он спел еще несколько песен, и явно чувствовал себя на сцене, как дома. Даже персонал клуба подыграл ему, и свет удачно играл на каждом ритме вместе с музыкой. Каменаши дослушал всю программу, не сводя зачарованного взгляда со сцены. А потом Джин просто положил гитару на место, сказал «спасибо» и спустился вниз, смешавшись с толпой. И время вновь запустило свой бег, сделав скачок далеко вперед.
Каменаши повернулся к выходу, но Джин поймал его за руку.
- Подожди, - сказал он.
Но как он мог остаться, когда все внутри подсказывало – беги, уходи отсюда к черту, пока Аканиши не догадался ни о чем, пока старые желания не заговорили в тебе так сильно, что сдержать их будет уже невозможно. И если он попытается все вернуть, то усложнит, а может даже разрушит то хрупкое перемирие, что наметилось между ними.
Аканиши все еще держал его руку, чуть выше локтя, Каменаши чувствовал его крепкую хватку и тепло, что расходилось от его ладони. Тепло, которого теперь ему было мало. Слишком мало.
- Ты помнишь, - сказал Джин, и это был не вопрос, а утверждение. – Я же вижу, ты помнишь.
- А ты? – спросил в ответ Каменаши. – Ты еще помнишь…
- Помню, - прошептал Джин, приблизившись вплотную. – Каждую секунду, проведенную с тобой, я помню, будто это было вчера. Не могу смотреть на тебя и не вспоминать.
Лицо Джина оказалось так близко, что Каменаши не смог сдержаться и робко коснулся его губ своими, проверяя, ожидая, что Джин отстранится от него, остановит. Но Джин не остановил. И робкий поцелуй становился все смелее, все глубже, головокружительнее любого алкоголя.
Что с ними, черт возьми, происходило в прошлом, если даже сейчас ни время, ни обиды не в силах были помешать притяжению. Даже то, что они оказались на разной стороне друг от друга, почти стали врагами… даже то, что Каменаши мало что помнил – ничто не помешало.
Может так и должно быть, может это мир сошел с ума, а не они?.. Может, нет никаких сторон, как и предполагал Аканиши. Но если это не судьба свела их снова вместе, тогда что?

@темы: AKame: On the other Side

URL
Комментарии
2016-03-14 в 22:11 

Спасибо!

   

Love Song

главная