22:15 

AKame. On the other Side - 16.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
16. Не верь ему.
Вдаль несет его дорога,
Сделано не так уж много,
Верный ли он выбрал путь?
Иль судьбу не обмануть?


Эта ночь казалась Каменаши бесконечной. Может время ради него замедлило свой ход?
Он сделал столько подач, сколько не делал за всю свою бейсбольную карьеру, но все еще не чувствовал усталости. Ему казалось, этого мало, он боялся – этого недостаточно и нужно действовать быстрее. Он опоздал лет на сто и теперь пытался запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. И хуже того, даже если он успеет, он не имел ни малейшего понятия, как действовать дальше. Весь его хрупкий план был рассчитан на эмоции Ямашиты, и построен на догадках, а вовсе не на фактах. И догадки его могли разлететься, как карточный домик.
В эту ночь у него было еще одно дело. Он, конечно, хватался за соломинку, но в его положении и соломинка могла оказаться полезной, особенно против слишком самоуверенного врага. Со времен самураев ему никто не мешал, стало быть он давно уже засиделся на своем мнимом троне.
Каменаши подпирал собой стену в узком переулке, лениво подбрасывая потрепанный бейсбольный мяч. Шанс встретить здесь нужного ему охотника был невелик, но он продолжал ждать, прислушиваясь к колебаниям темной силы. Он сам обычно охотился в одном и том же месте, и сейчас понадеялся на ту же привычку, охотничье чутье подсказывало ему, что он ждал не зря.
Темный силуэт появился в конце переулка, расслабленная поступь ничем не выдавала в прохожем серьезного противника. Но Каменаши знал, как опасно доверять этой неторопливой походке.
Руки в карманах, на шее неизменные наушники - Тегоши подошел ближе и остановился перед Каменаши.
- Слышал, ты перешел на другую сторону, - лениво сказал он. – Так чего объявился?
- Предупредить, - ответил Каменаши. – И кое-что узнать.
- Собираешь команду мушкетеров? – усмехнулся Тегоши.
- Ты можешь помочь мне, - он предпочел проигнорировать шутку. – Если, конечно, не хочешь продолжать плясать под чужую дудку.
- Чего ради? – спросил Тегоши.
- Сам выбирай, – Каменаши пожал плечами. – Ты ведь помнишь Ямашиту, это он главный в городе, это его приказы ты выполняешь, его силой пользуешься. Можешь продолжать следовать за ним, как верная марионетка. Но я-то видел, что ты можешь.
Тегоши задумался, Каменаши видел, как сомнения отразились на его упрямом лице, а губы сжались.
- Откуда я знаю, может, ты врешь, – резонно возразил Тегоши.
- Тогда подумай, зачем мне это? – ответил Каменаши. – Я свободен, могу делать что захочу, мне не нужно возвращаться в город, потому что у меня есть собственная сила. И у тебя, Тегоши Юя, тоже она есть, ты просто не пытался ее в себе вызвать.
Каменаши подбросил мяч в руке, загоревшийся ярко-алым, он осветил темный переулок, словно китайский фонарик.
- Если я откажусь помочь тебе, - после долгого молчания заговорил Тегоши. – Нам придется драться…
- Нет, - возразил Каменаши. – Я не хочу драться, я просто уйду.
Он говорил правду, знал, что рассчитывал только на удачу, обратившись к вечному подростку Тегоши, упрямому и своевольному, знал - шанс, что Тегоши согласится помочь был ничтожно мал. Но он обещал Аканиши сделать всё возможное, чтобы победить, и должен был хотя бы попытаться. И хотя Тегоши оставался охотником, он нравился Каменаши, нравился за свой невыносимый характер, за те эмоции, которые не стремился скрывать. И он не хотел драться с ним. Это, пожалуй, был единственный «коллега», с которым Каменаши меньше всего хотел драться.
Тегоши молчал, обдумывал все, хмурился и сокрушенно сопел.
- Значит, говоришь, Ямашита главный заправляла в городе? – уточнил он, и Каменаши кивнул. – И я могу уйти, действительно уйти, когда сам захочу и куда пожелаю?
- Да, и я могу показать тебе, как уходить, не используя тень, - предложил Каменаши.
- Идёт, - согласился, наконец, Тегоши. – Услуга за услугу, и мы в расчете.
Каменаши снова кивнул. Радоваться было рано, даже приемы Тегоши могли не сработать против Ямашиты. Но… это было хоть что-то.
- Когда мы ловили тебя на липовые нити, я помню, ты связал Ямашиту по рукам, - начал Каменаши. – Как тебе это удалось? Он разозлился, это была неподдельная реакция. Но ведь ты пользовался его силой… и я не могу понять, как он позволил связать себя собственной силой.
- Все гораздо проще, - сказал Тегоши и улыбнулся. – Ты привык уворачиваться, если в тебя летит снежок, а я бросаю его обратно, вот и весь секрет.
Тегоши кивнул на мяч и Каменаши швырнул его в юного охотника. Тегоши подставил ладонь и мяч, остановившись в воздухе, упал к его ногам, но сила, что была в нем заложена вернулась к Каменаши, чуть не сбив его с ног.
- Просто представь, что сила материальна, как скажем, мяч, и лови ее, но не руками, а силой мысли, и посылай обратно, - пояснил Тегоши и сделал «снежок» из темного сгустка силы. – Если проделаешь это раз сто, будешь отбивать на автомате, не задумываясь.
Звучало просто, но на деле Каменаши получил первые пять ударов, легких, но неприятных, прежде чем смог отбить шестой.
Однако Тегоши оказался прав, после сотого раза он отбивал его подачи уже не глядя. Как же мало он знал о мире, в котором так долго жил. Он всегда думал, что таким образом можно управлять только вещами, вкладывая в них собственную силу и пуская в полет. Стало быть, неважно кто и какой силой обладал, важно умело использовать ее. А прием Тегоши вообще не затрачивал сил, перенаправляя чужую.
- Ну ладно, это не так уж и сложно, - признал Каменаши, хотя первые несколько ударов все-таки смогли пошатнуть его самолюбие.
- Но учти, Ямашита наверняка в курсе этой фишки, - уточнил Тегоши. – Тогда сработал эффект неожиданности, но во второй раз это бы не прокатило.
-Учту, - заверил его Каменаши. – Спасибо.
Как и обещал, он показал Тегоши, как уходить без использования тени. Для Тегоши это оказалось куда проще, чем для самого Каменаши. Он вообще мало знал, учитывая, что ему, как охотнику, попадались только беззащитные «переступившие черту», которые почти никогда не оказывали настоящего сопротивления.
Улыбнувшись на прощанье, Тегоши небрежно махнул ему рукой, растворяясь в сумрачном свете едва занимающегося рассвета.
- Удачи, - сказал он, прежде чем окончательно ушел.
Интересно, кем был Тегоши в прошлой жизни, и кем мог бы стать, если бы не встретил на своем пути Ямашиту. А может еще станет. Кто знает?..
Каменаши перевел дух, только сейчас осознав, как устал за эту бесконечно-длинную ночь. Он вышел из переулка на широкую пустынную улицу. Город накрывала туманная дымка, утро встречало унылым серым светом. Мелкий дождь холодил кожу, он подставил ему лицо, жадно вдыхая влажный воздух. Смог ли он приблизиться к цели? Или этого было недостаточно?
Ему не пришлось долго задаваться этими вопросами. Редкие прохожие замерли на своих местах, словно кто-то нажал паузу в их жизни. Каменаши знал, кто мог остановить их. Он ждал этой встречи, но не сейчас, думал, у него есть еще немного времени.
- Так опрометчиво с твоей стороны, - сказал Ямашита. – Ты все-таки решил пойти против меня.
- Неужели ты думал, что я буду сидеть сложа руки, - устало усмехнулся Каменаши.
Он осматривался, но Ямашиту не видел. Его охватило стойкое ощущение, что он находился в центре декораций для голливудского фильма. Все вокруг замедлилось, потонуло в зыбкой густой серости. Всё, кроме самого Каменаши.
- Нет, конечно, - ответил Ямашита. – Но я думал, ты целую вечность будешь сомневаться. Снова сбежишь в какой-нибудь темный угол. Как обычно.
- Не сегодня, - ответил он.
Голос Ямашиты раздавался откуда-то сверху, но как Каменаши не пытался высмотреть его на крышах, так не смог понять, где он скрывался.
- Но ты должен знать, что теперь твой друг мертв, - уточнил Ямашита. – И это ты подписал ему смертный приговор.
- Я тебе не верю! – заносчиво крикнул в ответ Каменаши.
- Думаешь, я обманываю тебя? – вкрадчиво спросил Ямашита.
Он не ответил, лишь прошептал «ты врешь», но уже не испытывал такой уверенности.
- Рассказать тебе подробности? Сказать, когда? – продолжал Ямашита. – Я скажу тебе. С того самого момента, как ты убил первого охотника – я ведь почувствовал это.
- Так и было задумано, - заверил его Каменаши, игнорируя бешенный стук сердца. – И это только начало! Ты почувствуешь еще больше!
- Скажи, а ты почувствовал? – спокойно поинтересовался Ямашита. – В нем была твоя сила, так что его смерть ты уж, конечно, должен был почувствовать. Попробуй, призови его, сможешь?
Каменаши знал, что не сможет, но не потому, что Джин мертв. А потому, что сам попросил его заглушить силу. И конечно, он ничего не почувствовал, но вопреки ожиданиям Ямашиты, был бесконечно рад этому. Это вселяло надежду на то, что Джин, вопреки словам Ямашиты, был жив.
- Выходи, что же ты, не хочешь закончить и со мной? – крикнул он.
Дождь усиливался, небо затянули хмурые тучи. Тяжелые капли медленно падали на землю.
- Не сейчас, - ответил Ямашита. – Сначала я хочу, что б ты помучился, прочувствовал свою потерю, как следует. Думаешь, Аканиши жив? Напрасно. Я держу своё слово, ты же знаешь. Когда ты держал своё – я не трогал его. Но ты начал эту бессмысленную бойню. Что ж, я уважаю твой выбор. Но уговор есть уговор. Я хочу, чтобы ты осознал - его смерть на твоей совести. Если бы ты не начал вести свою охоту, он был бы жив до сих пор.
Он будет говорить, что я умер. Не верь ему.
- Я не верю, - сказал Каменаши едва слышно. – Простые слова, блеф. Я даже не знаю, был ли Аканиши у тебя. Ты ведь и сам не знаешь, где он, верно?
- Да неужели? – спросил Ямашита, не скрывая иронии в голосе. – Тогда откуда по-твоему у меня это?
Сверху на Каменаши медленно планировал листок, он не стал ловить его, просто ждал, когда он опустится. Это оказалась фотография, жутко старая и помятая, а на ней – он, Казуя, совсем мальчишка лет пятнадцати с битой наперевес показывал в камеру знак мира и улыбался.
- Переверни, - сказал Ямашита.
Ему казалось, сердце перестало биться, а на его месте расползалась пустота. Слова Аканиши, те самые, которые он говорил ему накануне, его воспоминания о бейсбольном матче, больно отзывались в висках, пульсировали, словно он получил удар наотмашь. Бейсбольный матч, на который Каменаши позвал его…
Он нагнулся, взял фото в руки. Долго держал, прежде чем перевернуть, наверное, потому что знал, что найдет на обороте и не хотел смотреть правде в глаза.
Неровным подчерком – его подчерком – там было написано: «Джину на память об игре. Казуя» и дата.
Он будет говорить, что я умер. Не верь ему.
- Аканиши больше нет, ты остался один, - напомнил Ямашита. – Что, есть смысл продолжать?
Голос Ямашиты стал удаляться и совсем погас вдали. Прохожие возобновили свой путь, дождь обрушился на Каменаши, словно холодный душ. Дождь падал на фото, размывал и без того потрепанную картинку. В глазах у него все расплывалось, тяжесть давила на плечи. Он упал на колени и уже не обращал внимания ни на дождь, ни на прохожих.
Он сделал глубокий вдох, сжал кулаки, до боли вонзив ногти в кожу. Уж лучше боль, чем апатия. Уж лучше гнев, чем пустота. Уж лучше месть, чем жалость к самому себе.
Если он потеряет веру, что у него останется?
Он будет говорить, что я умер. Не верь ему.
Каменаши выдохнул. Он не собирался верить Ямашите. Он сжимал в руках старое фото, но это еще ничего не значило. Ничего. Ямашита хотел выбить почву из-под ног, лишить его уверенности, и подкосить веру. И Джин знал, что так будет. Поэтому он так долго и упорно пытался донести до него одну единственную мысль. Не сдавайся. Иди до конца, что бы не случилось.
Каменаши встал, убрал фото в карман. Он промок до нитки, и вода стекала с него ручьями. Он просто устал, поэтому так легко поверил сначала, но сдаваться было рано, фотография ничего не доказывала, подтверждая лишь одно – Ямашита был способен на любой трюк.
- Я не собираюсь сдаваться, - прошептал он, его голос охрип и не слушался. – Это только начало.
Теперь его ничто не остановит. Он чувствовал, что должен бежать быстрее, бежать дальше, бежать, пока ноги совсем не откажут.
И он побежал, через усталость и ноющую боль в теле. Маленькая, но упорная надежда и вера в то, что уж кто-кто, а Джин точно не тот, кого легко сломать – столько лет он упорно шел к своей цели – придавали ему сил.
Он снова искал охотников, с двойной решимостью нападал на них, вымещал злость, как только мог. Он еще никогда не чувствовал такой ярости, еще никогда не ощущал такой потребности разрушать, испытывать свою собственную удачу на прочность. Но больше всего он хотел заглушить голос, который говорил ему, что Аканиши мертв. И когда он дойдет до конца, голос не просто стихнет, захлебнется, чтобы замолчать навсегда.
Если Ямашита хотел, чтобы Каменаши забился в угол и жалел себя, он очень сильно прогадал…

@музыка: Adele - I Miss You

@темы: AKame: On the other Side

URL
Комментарии
2016-03-18 в 05:17 

anro11
На граблях, как на батуте
Да уж, тяжело сейчас Каме. Верить несмотря ни на что. Спасибо за продолжение :kiss:

2016-03-18 в 05:55 

LotRAM
Спасибо! Ямашита получил обратную реакцию.Он только разъярил его еще больше. И хорошо, что Джин предупредил, что будет говорить Ямашита. Это поколебало уверенность, что Джин мертв.

2016-03-18 в 18:39 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
Спасибо за очередную главу! :red: Очень интересная история и такие совершенно неожиданные повороты сюжета, буду ждать продолжения! Очень динамично и ярко написано!

2016-03-19 в 19:46 

Очень ждем!

     

Love Song

главная