sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Увидимся
Автор: Sayako
Фандом: дорама «Jiu: Keishichou Tokushuhan Sousakei»
Пейринг: Амамия Такаши/Изаки Мотоко
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс
Размер: ~1900
Предупреждение: :-D осторожно!гет!
Примечание: фик написан для соулмейта ( :heart: ), дабы улучшить его настроение и усугубить помутнение относительно этой притягательной дорамной пары. Не могу не отметить, что Широта ну просто пиздец как хорош! Как и прекрасная Мейса. А уж вместе они – жгучая смесь. :heart:
Примечание 2: действие происходит после событий дорамы.

Мотоко занималась в спортзале до самой ночи. Она и раньше-то не отличалась общительностью и не стремилась проявлять свои социальные навыки, а после того, как вышла из больницы и вовсе замкнулась в себе. Все свободное время она проводила в тренировках и старалась ни с кем больше не пересекаться, обрубая всякие попытки коллег по цеху пригласить ее выпить. Обрубая всякие попытки личных контактов. Это было легко, потому что коллеги довольно быстро прекратили пробовать сблизиться, и она превратилась для них в холодного и отстраненного командира, с которым никому не охота иметь дело. Но ей вполне подходила такая роль.
Странное присутствие постороннего она почувствовала на выходе из спортзала. И хотя в раздевалке никого не было, Мотоко сразу уловила это знакомое ощущение тяжелого взгляда в спину. Такое уже было… однажды.
Она насторожилась и замерла, пытаясь понять, что было не так на этот раз. Но предательские воспоминания, так не вовремя нахлынувшие, мешали, возвращали в то время и стирали границы между «тогда» и «сейчас». Мотоко никогда не была подвержена фантазиям, но сейчас… обманчивое ощущение заставляло ее почувствовать напрасную надежду. И все же, как бы она этого не хотела, это не мог быть Амамия, ведь он…
Мотоко резко обернулась и зло посмотрела в пустоту.
- Кем бы ты ни был, не советую шутить со мной, - выпалила она и твердым быстрым шагом пошла прочь.

Второй раз она уловила мимолетное движение – даже не движение, а скорее вибрацию воздуха – когда шла на тренировку. Это было днем и вокруг сновали люди, но Мотоко готова была поклясться, что сверлящий взгляд был направлен именно на нее. А когда она обернулась, увидела лишь, как качнулась задетая кем-то ветка, но за спиной никого не было.
Она развернулась и заглянула за угол – стремительно и резко, но никого не обнаружив, она с досады саданула по стене кулаком.
Мерзкое ощущение, что за ней следят, не просто не покидало ее, а усиливалось с каждым днем. Это стало уже порядком напрягать ее, и она решила действовать более решительно в следующий раз.

Она лежала в комнате общежития, снова без сна – в последнее время у нее были проблемы с этим, и взгляд ее скользнул по затертой записной книжке. Она уже давно не открывала ее. Там, между страниц, все еще лежала распечатка с камеры – единственное смазанное фото Амамии, которое у нее было. Она протянула руку и открыла записную книжку на нужной странице, рассматривая черно-белое фото задумчивым взглядом. Что-то решив, она встала и оделась. Она прошла в мужскую часть общежития, коридоры были пусты и ее шаги отдавались от стен приглушенным эхом. Глубокой ночью утомленные тренировками спецназовцы предпочитали спать. Но Мотоко пришла сюда не просто так – она целенаправленно искала одну комнату. Насколько она знала, ее пока никому не отдали, и она до сих пор пустовала. Осторожно открыв дверь, Мотоко проскользнула внутрь и так же тихо закрыла за собой дверь. Комната не отличалась от той, в которой жила она сама – узкая кровать, тумбочка, стол, стул и окно – вот и вся нехитрая обстановка. Сейчас она была полностью обезличена – ни плакатов, ни валяющейся одежды. Будто мертвая… будто лишенная кожи.
Отогнав от себя странные мысли, Мотоко прошла внутрь, села на кровать. Чего ради она пришла сюда? Здесь все равно ничто не напоминало о прошлом жильце. И все же это место странным образом успокаивало ее – здесь словно чувствовалось его присутствие, она легко могла представить его спящим на этой кровати перед заданием. Но перед последним заданием он не спал, - это она тоже видела очень отчетливо, - он смотрел в потолок, заложив руки за голову, и думал, ведь тогда у него было плохое предчувствие. О чем же он думал тогда? О чем просил своего христианского бога? Мотоко неосознанно коснулась массивного крестика, который носила на груди не снимая. Касаться его вошло у нее в привычку, но она никогда не показывала этого перед другими, позволяя себе эту маленькую слабость только наедине с собой.
Она легла на кровать и заложила руки за голову, намеренно копируя его позу из своего воображения. Так она и уснула, даже не заметив, когда перешла эту тонкую границу, между сном и явью. Удивительно, но в этой комнате ей легко засыпалось….
Мотоко проснулась утром, рывком вскочив с постели, она не сразу осознала, что не у себя в комнате. Внутренние часы подсказывали ей, что она безбожно опаздывает на раннюю тренировку, и она не собиралась рассиживаться. Но окинув напоследок комнату внимательным взглядом, она заметила что-то под кроватью. Странно, кто еще кроме нее мог сюда заглянуть?
Она опустилась на колени и подняла мятую бумажку. Разгладив ее, Мотоко нахмурилась. Это была распечатка с камеры наблюдения… похожая на ту, что она предъявляла Амамии, бросив ему обвинение в нечестности. Да нет, не просто похожая – каждый ее изгиб был хорошо знаком Мотоко, ведь она долго таскала ее с собой, прежде чем показать ему. Не может быть, чтобы она провалялась здесь все это время, ведь Мотоко приходила сюда не в первый раз.
Что за шутки? Кто мог оставить это здесь? Или может случайно потерять?
Она убрала распечатку в карман и поспешила на тренировку, для командира отряда опоздание – непозволительная роскошь.

Вечером Мотоко в одиночестве ужинала в уличной палатке, когда снова почувствовала это дуновение ветра за спиной, чей-то пристальный взгляд будто лег ей на плечи ощутимым грузом. Она терпеливо ждала, не делая попыток вскочить и погнаться за пустотой за спиной – а в том, что она никого там не обнаружит, Мотоко теперь не сомневалась. Расплатившись, она неспешной, но твердой походкой направилась в сторону общежития. Краем глаза она заметила тень, но не остановилась и шага не убавила. Она пыталась отогнать от себя нелепые подозрения, рождающие напрасные, хоть и заманчиво приятные, надежды, пыталась не сравнивать рост преследователя, его повадки, даже ощущения, которые он вызывал в ней. Ведь все ее сравнения приводили к выводу, который просто не мог быть правдой. Но если кто-то был в курсе слежки Амамии, он мог и скопировать его поведение, специально, чтобы сбить ее с толку и застать врасплох. Ну что ж, если в этом был его план – она его раскусила.
Когда преследователь оставил ее в покое, она тоже сразу почувствовала, четко осознав - вот сейчас она действительно идет одна, без сопровождения. И это понимание озадачило ее настолько, что она обернулась, не рассчитывая никого увидеть, скорее подтверждая свою догадку.

В эту ночь она снова прошла в мужскую часть общежития, но не стала заходить в заветную комнату, стояла под дверью и ждала. Чего она ждала, впрочем, она тоже не знала. Шорохов, каких-то намеков… да чего угодно, чтобы только убедиться, что она не сходит с ума и что мистика здесь непричастна. Никакой мистики тут конечно не было – ее преследователь живой человек, а вовсе не призрак. Так говорил ей здравый смысл. Но вот сердце требовало, чтобы это был Амамия – и ей было все равно, с того света или с этого, она просто снова хотела увидеть его.
«Увидимся», - сказал он в последний раз и… не сдержал обещания. Ведь они так и не увиделись.
Она села на корточки, прислонившись спиной к стене рядом с дверью. Никаких шорохов, никаких преследователей – живых или мертвых. Никого. В коридоре было пусто и тихо.
Так она и заснула. Во сне она не чувствовала взгляда полного сожалений и нежности, не чувствовала легкого прикосновения чьих-то пальцев, убирающих прядь волос с ее лица, не слышала вздоха, будто повисшего в воздухе.

Прошло достаточно времени, чтобы Мотоко успела привыкнуть к легкому ощущению чужого присутствия, и каждый раз замечая это, она внутренне подбиралась, как кошка, готовая к прыжку. Она готовилась, выжидала удачное время. На нее это было не похоже – она предпочитала всегда действовать быстро, сразу, не тратя время на лишние минуты ожидания. Но в этот раз все было по-другому. Если она будет действовать, узнает, кто преследует ее, то и со смутной надеждой придется попрощаться. А чем больше проходило времени, тем привычнее становилась эта надежда, пусть и туманная.
Она ходила в больницу, в морг, искала следы и доказательства, чтобы либо подтвердить свои смутные подозрения, либо опровергнуть их. Но везде наталкивалась на нелепые препятствия – документы утеряны, информации нет, работник уволился. Полицейское чутье подсказывало ей, что здесь было что-то не так. Это все не могло быть случайностью.
Ответ на мучивший ее вопрос открылся внезапно поздним вечером. Все случилось так быстро, что подумать над этим она просто не успела. Всего лишь знакомый силуэт мелькнул в толпе – такое с ней уже случалось, особенно после больницы, она везде видела тень Амамии – и вот Мотоко уже бежала за высоким парнем, скрывающимся в переулке. Но когда она рывком повернула его к себе лицом, с досады выдохнула, это, конечно оказался не он.
О чем она только думает?
Но обернувшись, она практически столкнулась с ним… с ним, но уже настоящим. Живым. Он стоял, склонив голову набок, засунув руки в карманы джинс. Тусклый свет играл на его бледном лице и в первое мгновение Мотоко ощутила волну облегчения и радости, но эти незваные эмоции тут же затопила безудержная злость.
- Какого черта, Амамия-семпай? – зло выпалила она, издевательски прибавив «семпай» к его фамилии. – Что за дурацкие шутки! Я думала, ты умер!
- Я тоже так думал… - спокойно ответил он и добавил. – Перестань искать меня.
В первое мгновение она опешила, но это быстро прошло. Мотоко нахмурилась.
- Я искала тебя только за этим, - она подалась вперед и сделала выпад в его сторону, но он даже не попытался отойти и ее удар пришелся ему по лицу. – Ты знаешь, что нормальные люди так не делают, не прикидываются перед всеми мертвыми!
Он потер ушибленную челюсть и посмотрел на нее – беззлобно, спокойно и это совсем не понравилось Мотоко.
- Я бесполезен для спецназа, - просто ответил он, и в голосе его не было ни горечи, ни сожаления, простая констатация факта. Он снял футболку, демонстрируя шрамы от пуль на спине. – Потребовалось много крови, чтобы вытащить меня с того света. Но когда это случилось, новость о моей смерти уже вышла за пределы больничной палаты.
- При чем здесь это? – резко спросила Мотоко, с какой-то нелепой злостью теперь уже на себя, наблюдая, как на его губах появляется слабая улыбка.
- Ты ведь получила звание и пост командира из-за моей смерти, - заметил он. – Мне все равно нет пути назад.
- Думаешь, мне нужно какое-то чертово звание и должность командира? – она сжала руки в кулаки, готовая снова пустить их в ход, если он скажет хоть что-то, что ее разозлит еще больше.
- Нет, но ты их заслужила, - просто сказал он и с иронией добавил. – И что бы ты сделала? Вернула бы меня в отряд?
- Вернула бы! – упрямо выпалила она.
- Теперь это не под силу даже тебе, - он грустно улыбнулся, и она впервые увидела в его глазах проблеск боли, которую он так тщательно пытался скрыть от нее.
- Вернула бы… - сказала она уже спокойно, разжав кулаки и делая шаг навстречу ему. - …себе.
Она подошла стремительно, словно хотела ударить еще раз и схватила за футболку, которую он успел надеть, сжав ткань в кулаках. А потом просто уткнулась ему в грудь и тихо заплакала.
- Да плевать я хотела на звание и должности… - прошептала она. – Но если ты еще раз умрешь и не скажешь, что жив, я сама убью тебя!
Он вздохнул и, наконец, обнял ее. Как когда-то, когда просил ее довериться ему. Как когда-то, когда она собиралась уйти. Но теперь она никуда не уйдет. Теперь настала его очередь довериться ей. Теперь… все будет иначе.

Эпилог.

- Кстати, ты сохранила мой крестик? – они сидели на полу в его старой комнате, он прислонившись спиной к кровати, она устроившись в его объятиях между его ног.
- Ты же отдал его мне, - логично заметила она.
- Отдал, - согласился он. - …на хранение.
- Ну так теперь я его буду хранить, - согласилась она.
- Ты же не христианка, - он улыбнулся, проведя пальцами по ее плечу.
Она равнодушно пожала плечами и вытащила крестик из-за пазухи, сняла и протянула ему.
- Спасибо… - задерживая ее руку в своей, сказал он. – Что хранила его так близко к сердцу… Мотоко.
- Спасибо, что вернулся за ним…
21.10.2015










@темы: PG-13, dorama, het, pairing: other, Авторский