22:00 

[AKame] Больше, чем воспоминание.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Больше, чем воспоминание
Автор: Sayako
Артеры: Vikara; Sayako
Пейринг: АКаме
Жанр: AU, драма
Рейтинг: NC-17
Количество слов: ~22 200 слов
Примечание: В начале некоторых глав можно заметить название музыкальной композиции, которой я вдохновлялась и под которую писала данный кусочек текста.
Примечание 2: фик написан для соулмейта и по заявке соулмейта :red: это должен был быть драббл :facepalm3:

Краткое содержание: Каменаши Казуя не просто работает в самой успешной мировой корпорации, но и является начальником отдела. У него есть всё - личный кабинет и штат подчиненных, собственная квартира, автомобиль и годовой доход, которому позавидовало бы большинство сотрудников той же корпорации. Но почему же тогда он всё чаще думает о том, что принял когда-то неверное решение, согласившись на эту работу? И правда ли то, что своим успехом он обязан тривиальному служебному роману с директором холдинга? Так это или нет, но всё меняется, когда в штат работников поступает Аканиши Джин - не очень-то старательный и совершенно не заботящийся о карьере стажёр.
Чем же всё закончится - еще одним служебным романом или это будет нечто большее?


К.К.
Каме смотрел в окно. С пятнадцатого этажа открывался красивый вид на город, хотя сейчас он был чуть смазан весенним дождем. В этом месяце дожди особенно часто давали о себе знать.
Город… он так давил на него сейчас. Этот маленький, но зато отдельный кабинет в главном офисе огромной корпорации тоже давил на него. Вся эта рутина, совещания, встречи – всё, что повторялось изо дня в день – всё это его тоже порядком утомило. Но к чему эти мысли? Он знал, что не попросит отпуск, не уедет на природу на выходные и вообще ничего не станет менять. Перемены не для него. Разве не к тому, чтобы их было как можно меньше в его жизни, он и стремился?
- Каменаши-сан? – позвал его коллега, который уже минуту пытался привлечь его внимание стуком в дверь.
- Да? – рассеянно ответил Каме, отвернувшись от окна.
- Совещание, вы не забыли? – напомнил он и показал на часы.
- Конечно, уже иду, - ответил Каме и с дежурной улыбкой поднялся с места.
Он проходил между рядами столов, отделенных перегородками, в большом, словно улей, помещении офиса и слышал шёпот за спиной. Он часто его слышал, даже когда его не было на самом деле. Этот чертов шёпот, наверное, всегда будет преследовать его. Но ведь он знал, что так будет. Знал, на что шёл, когда соглашался на повышение. Они шептались за его спиной, и это было вполне предсказуемо, даже естественно, ведь он пришел в компанию по знакомству, получил отдельный, пусть и маленький, кабинет, да еще на пятнадцатом этаже, всегда считавшимся верхом желаний простых менеджеров. Как можно было не обсудить такую заманчивую тему, как роман между подчиненным и начальником, как не поболтать об особом положении, которое достается некоторым только за особые «заслуги».
Каме сильнее сжал губы, его бесстрастное лицо не выражало никаких эмоций, хотя внутри у него, как всегда, тлело отчаянное желание обернуться и что-то сказать. Но что бы он сказал? Что это неправда? Что они глупцы и ничего не понимают? О нет, на самом деле они всё прекрасно понимали. На самом деле Каме злило как раз то, что это было правдой. Всё, что шептали за его спиной, было чистой правдой и ему нечем им возразить.
Но он сам пошел на это, так чего теперь злиться? Не думал же он, в самом деле, что по офису – по такому огромному офису с почти тысячей работников – не пойдут слухи? Нет, он так не думал. Он всегда трезво мыслил, реально оценивал ситуацию, какой бы она ни была. И раз пошел на это несколько лет назад, то должен был знать о последствиях, должен был предвидеть шёпот за спиной. Только одного он не предвидел – что ему будет настолько не всё равно. Каждый день видеть в глазах плохо скрываемое презрение, слышать вежливые ответы, за которыми прятали свое отношение подчиненные… оказалось не так уж и просто для него.
Он тешил себя иллюзией своей успешности – пусть говорят что угодно, но ведь именно он даёт им указания, у него высокая зарплата, прекрасная квартира и нет никаких проблем. И пусть они не уважают его, но в лицо обязаны вежливо улыбаться и кланяться. А на их уважение ему было плевать. Так он думал об этом, вот только это мало помогало.
Каме вошел в переговорную и занял свое место. Немолодой мужчина, занимавший место во главе стола, окинул его внимательным взглядом, в котором, впрочем, мало что можно было прочесть. И только Каме знал, что означал этот взгляд. Он уткнулся в бумаги, больше не отвлекаясь ни на что.
- Итак, начнем, - сказал секретарь. – На повестке дня сегодня…

A.J.
Джин поднял взгляд на высотку, упирающуюся в серое дождливое небо. Он тяжело вздохнул, входя в фойе. Он работал здесь всего пару недель, а ему уже надоело это до зубового скрежета – вся эта офисная жизнь, вся эта иерархия, поклоны, принеси-то-принеси-это, сделай нам чай-кофе, да и внутренняя обстановка с каморками, в которых они сидели, как мыши в клетках, его, откровенно говоря, не вдохновляла. Но он обещал Рюичи, а значит, будет и дальше ходить на ненавистную работу. Да, у Рюичи таких проблем не было, он-то всегда умел находить общий язык с людьми и комфортно себя чувствовал в любой обстановке…
Джин в очередной раз удивился, как они, будучи настолько разными, смогли стать сначала близкими друзьями, а потом и парой. Они были знакомы с самого детства, и, кажется, ни разу между ними не возникло разногласий, они даже ни разу серьезно не ссорились за всё это время. Хотя порой именно это спокойствие в их отношениях заставляло Джина чувствовать непонятную тоску. Не значит ли это, что они просто привыкли друг к другу, что просто плывут по течению, и остаются вместе лишь потому, что им обоим так удобно?
Нет, конечно нет, он не хотел думать, что это так.
Джин поднялся на свой этаж и занял рабочее место в одной из огороженных клетушек в центре зала. Улей уже вовсю шумел, рабочий процесс давно шёл своим чередом.
- Опаздываешь, Аканиши! – крикнул ему коллега, но Джин лишь кивнул.
У него на столе уже накопилась стопка документов, которые следовало отксерокопировать, и он со вздохом, снял пиджак, повесив его на спинку стула, и принялся за дело.



К.К.
Каме все чаще оставался на работе допоздна. Он не хотел возвращаться в квартиру, не хотел ехать и в чужую квартиру тоже – не хотел ничего решать или следовать принятым ранее решениям. Работа – такое удобное оправдание, работа позволяла ему спрятаться и от проблем, и от решений – от всего. Но вообще-то, откровенно говоря, в его жизни и не было ничего кроме работы. И было бы замечательно, если бы за это ему не приходилось постоянно расплачиваться.
Каме вытащил из пачки сигарету и закурил, медленно выпуская дым в монитор.
Ну, положим, он не считал цену за это высокой, но сейчас ему хотелось одиночества. Быть вечным должником и ощущать на себе постоянное давление – иногда он не просто уставал от этого, иногда ему хотелось послать всё к черту. Хотя он знал, что не сделает так. Но знать – одно, а задавить в себе все чувства – совсем другое.
Он подошел к окну и посмотрел на город, на множество окон, светившихся в вечерней темноте. Наверное, и его окно так же выделялось на фоне темного здания…
Так, в этих маленьких светлых клетках-окнах, и пройдет вся жизнь – незаметно и однообразно. И если удастся ощутить хотя бы раз яркую вспышку молнии на черном небе, почувствовать электрический ток, который не убьёт, но заставит поверить, что ты всё ещё жив… если удастся хотя бы раз почувствовать это – считай, что тебе повезло.
Сейчас Каме не ощущал себя таким везучим…

A.J.
Джин засиделся над очередным заданием начальника и опомнился только тогда, когда последние любители поработать допоздна выключали компьютеры. Офис казался опустевшим, черные экраны мониторов утопали в полутьме и только экран Джина все еще светился. Джин размял руки, потер глаза и встал со своего места. Пора и ему идти домой. Он выключил компьютер и взял со стула пиджак, закинул на плечо сумку и прошел до конца огромного зала. Там начинались отдельные кабинеты и, проходя мимо одного из них, Джин услышал чей-то голос и замедлил шаг. Не то чтобы он хотел подслушивать, нет, но в пустом офисе все звуки становились громче. Джин неосознанно прислушался к разговору, замерев перед полуоткрытой дверью кабинета. Почему он не пошел своей дорогой – трудно сказать, он и сам не знал, может, любопытство в нем взыграло, а может, атмосфера пустого офиса, тихого и зловещего, настраивала на подобные поступки.
- … да, поработаю еще немного сегодня, - говорил кто-то из-за двери. – Завтра? Да, скорее всего смогу.
Джин стоял в тени и через полуоткрытую дверь видел: хозяин кабинета сидел на подоконнике, свесив одну ногу, пиджака на нем не было, галстук был ослаблен, рубашка расстёгнута на несколько пуговиц. Он курил, стряхивая пепел в круглую стеклянную пепельницу, что стояла тут же, и смотрел в окно, на ночной город. Экран телефона, который он все еще держал в руке, горел белым светом.
Джин посмотрел на табличку на двери кабинета, отмечая про себя незнакомое имя, хотя здесь почти все имена были ему пока незнакомы.
«Каменаши Казуя. Начальник отдела продаж».
Джина охватило чувство вины за то, что он заглядывал в чужой кабинет. Это выглядело так, будто он специально подглядывал. Но, несмотря на это чувство, он не двинулся с места, продолжая наблюдать за Каменаши. Что-то завораживающее было в этой картине, что-то, чего он не ожидал увидеть в пустом офисе в это – да и в любое другое – время… Иногда Каменаши забывал о сигарете и она тлела в его пальцах, но потом он вспоминал о ней и медленно затягивался. До Джина доходил запах сигаретного дыма, и это слегка кружило голову, ведь сам он не курил. Он опомнился только тогда, когда Каменаши затушил сигарету и отодвинул пепельницу. Этот звук привел Джина в чувство, и он попятился от кабинета.
Он направился к лифтам, надеясь остаться незамеченным. Нажал кнопку и стал ждать лифта, но картинка сидящего на подоконнике Каменаши всё ещё стояла перед глазами. Его голос, когда он говорил по телефону, звучал по-деловому бодро, но сам он бодрым совсем не выглядел, он казался уставшим, меланхоличным.
Джин витал в этих мыслях, не заметив, как кто-то подошел к нему. Когда он повернулся, ему стоило немалых усилий скрыть своё удивление - будто в продолжение его размышлений рядом стоял Каменаши. Он был уже в пиджаке и с кожаным портфелем в руках, впрочем, галстук его остался ослабленным, а рубашка расстёгнутой. Заметив его взгляд, Каменаши едва заметно кивнул, и Джин поклонился в ответ.
- Новенький? – поинтересовался Каменаши и чуть наклонился к нему, читая фамилию на пропуске Джина, который висел у него на шее. – Аканиши. Ты, наверное, из отдела Хироши-сана? Он всегда дает новичкам сложные задания. Не волнуйся, ты не первый, кто остаётся допоздна.
- Ну, это определённо утешает, - хмыкнул Джин.
- Скоро привыкнешь, - заверил его Каменаши.
Джина так и подмывало повернуться и посмотреть на профиль Каменаши, уловить в его чертах ответ на мысленный вопрос: "какие печали могут быть у начальника отдела?" Хотя, конечно, его это совершенно не касалось. Видимо, эти мысли пришли к нему от усталости, еще утром или днем он не стал бы задаваться подобными вопросами.
Двери лифта бесшумно открылись и Джин пропустил Каменаши вперед. Поездка с пятнадцатого этажа длилась, кажется, целое столетие. Джин украдкой наблюдал в зеркальную поверхность дверей за Каменаши, на его лице будто застыла бесстрастная маска. Он не сказал больше ни слова.
На первом этаже они вышли из лифта. Звук шагов отдавался эхом в пустом просторном зале. Выйдя из стеклянных дверей, Джин натолкнулся на стену дождя – вода сплошным потоком лилась с неба. Но Каменаши, казалось, даже не обратил на это внимания. Шагнув через порог, он скрылся в пелене дождя, ни на секунду не замедлив шаг.



К.К.
Каме сидел в своем кабинете. Он писал деловое письмо, полностью погрузившись в рабочий процесс, на столе перед ним были разложены документы, многочисленные таблицы на экране монитора пестрели цифрами и сводками. Когда зазвонил телефон, он машинально снял трубку, представляясь:
- Каменаши, слушаю.
- Зайди ко мне, - напряжённо прохрипел голос на том конце провода.
Каме положил трубку, сжав губы. Он тяжело вздохнул, предчувствуя предстоящий разговор. Ладно, в конце концов, он ведь знал, что так будет. Может, даже специально загрузил себя работой, чтобы не думать об этом.
Он встал из-за стола, нашёл какие-то документы, в беспорядке разбросанные по столу. Отчёт – то, что нужно для посещения высокого начальства. А затем вышел из кабинета.
Ни с кем не разговаривая по дороге, он прошел по офису, и, если к нему пытались подойти, предостерегающе поднимал руку – не сейчас, потом.
Всё потом.
Лифт довез его до верхнего этажа, он вышел в просторную приемную. Секретарша без разговоров пропустила его, и он закрыл за собой дверь.
Человек, стоявший спиной к нему, смотрел в окно, он был намного старше Каме и часто казался суровым, но сейчас выглядел скорее задумчивым.
- Вызывали? – привлекая внимание, спросил Каме.
- Перестань, ты не на официальной встрече и здесь кроме нас никого нет, - услышал Каме, и его собеседник наконец повернулся к нему лицом. – Но я не понимаю, почему я должен вызывать тебя таким образом? Что за выходки в духе подростковых драм? Чем ты недоволен?
- Нет никаких драм, - возразил Каме. – Я просто был занят.
Понимающая улыбка скользнула по губам директора холдинга и он кивнул своим мыслям, словно Каме только что подтвердил их.
- Я найду тебе помощника, - сказал он и добавил. - Если всё дело только в этом, конечно.
- Нет, не нужно, - ответил Каме. – Я обойдусь без этого.
- А я думаю, нужно, - директор подошел ближе, теперь их разделяла лишь пара шагов. – И найди уже время на меня. Ты знаешь, я не люблю ждать.
- Хорошо, - холодно ответил Каме. – А знаешь, что я не люблю? Я устал от этих разговоров. Там, за дверью, уже, наверное, работает секундомер, и каждая лишняя минута, пока я здесь, там будет обсуждаться в мельчайших подробностях…
- Я уже тысячу раз говорил тебе, - нетерпеливо перебил его директор, не скрывая раздражения в голосе. – Ты преувеличиваешь. Сплетни не живут так долго, и прекрати уже строить из себя жертву! Как будто я принуждаю тебя к чему-то! Ты всегда можешь уйти, разве я не говорил тебе?
- Говоришь каждый день, - согласился Каме. – Прошу прощения, что трачу ваше время, господин директор, мне нужно вернуться к работе. Ведь я здесь ради работы, верно?
Он небрежно бросил отчеты на стол и вышел из кабинета. Дверь за ним громко захлопнулась, этот резкий звук – Каме не хотел хлопать дверью – заставил его вздрогнуть. В приемной секретарша застыла с телефонной трубкой в руках. Каме бросил на неё злой взгляд, чуть было не выпалив: «что уставилась», но вовремя сдержался и просто вышел в коридор. Он не стал возвращаться в свой кабинет, спустился на первый этаж и вышел из офиса, доставая на ходу пачку сигарет.

A.J.
Джин стоял у ксерокса, копируя очередную стопку документов – бесполезная нудная работа, которая будет не нужна уже через час, когда эти копии окажутся в мусорном ведре или шредере. Он закатал рукава белой рубашки, бумага часто застревала и его уже начинала злить эта тупая машина. Рядом раскладывал копии и подготавливал пакеты документов его коллега.
Запустив очередную пачку договоров на автоматическое копирование, Джин задумчиво окинул взглядом большой офис.
Он искал глазами, за что бы зацепиться, только чтобы не думать о том, кого на самом деле хотел увидеть. После того, как он наблюдал за Каменаши в его кабинете, Джин постоянно возвращался мыслями к нему.
Словно в ответ на его неосознанный призыв мимо прошел Каменаши – он шел быстрым поставленным шагом, в руках держал какие-то документы, а взгляд его, холодный и отстраненный, будто стена, отгораживал от окружающих, не подпуская близко. И тот, кто осмеливался подойти к нему по какому-то вопросу, молча отступал, стоило лишь Каменаши поднять руку. Джин проводил его фигуру задумчивым взглядом.
Что с этим парнем не так? И какого черта это стало волновать его, Джина? Почему он так отчаянно хотел увидеть его снова, хотя для этого не было никаких причин?
- Это Каменаши-сан, - заметив его взгляд, уточнил коллега, не поднимая головы от бумаг. – Начальник отдела продаж.
- Такой молодой и уже начальник… - не сдержавшись, заметил Джин.
- Хорошо подмечено, - коллега ухмыльнулся и продолжил. – Он у нас любимчик босса, местная знаменитость. Только ленивый не обсудил его связь с шефом.
- Связь? – Джин не сразу уловил подтекст сказанного.
- Ну да, что ж тут удивительного, - подтвердил коллега. – Кто-то предпочитает добиваться карьерного роста через постель. Почему бы и нет, если ему это отлично удается. Смотри-ка, похоже, он направляется как раз к боссу, давно он у него не был в рабочее время.
Скабрезная улыбка скользнула по лицу коллеги Джина.
Джин ничего не ответил, у него опять что-то застряло в ксероксе, и он удачно отвернулся, отвлекаясь на чертову машину. Ему не очень-то верилось в подобные слухи – таких в любом офисе хватало, Джин ненавидел участвовать в таких вот обсуждениях личной жизни коллег и особенно боссов. Какое ему дело до того, кто, с кем и почему спит?
Его собственный шеф подошел к нему и поманил жестом, который Джин уже успел возненавидеть – нетерпеливым и не терпящим возражений.
- Новое задание, как раз для тебя, Аканиши, - сказал он. – Вот эти папки нужно отвезти в наш центральный филиал. Бери такси и вперед. И не забудь взять у таксиста чек.
Перед Джином громоздились огромные папки. Как их тащить одному – Джин даже не представлял. Он кое-как взял их и поплелся к лифту. Но стоило ему выйти из дверей офиса, как папки посыпались из его рук на асфальт.
- Твою мать, - выругался он. – Что за дерьмовый день.
Джин не спешил поднимать их. Ему еще следовало поймать такси, а он, к тому же, не запомнил адреса всех филиалов и теперь пребывал в легкой панике. Он ощутил на себе тяжелый изучающий взгляд и обернулся. Около стены офисного здания стоял Каменаши и курил. Он с неприкрытым любопытством наблюдал за злоключениями Аканиши, медленно выпуская в воздух сигаретный дым.
Джин с удовольствием послал бы к чёрту задание начальника, а хуже всего было то, что всё это происходило на глазах у Каменаши. Он старался не смотреть в его сторону, но это было сложно. После всех мыслей, после слов коллеги, после не дающей покоя картинке в его голове, Джина так и тянуло найти любой повод, чтобы взглянуть на Каменаши.
Джин стал собирать папки, пытаясь вспомнить адрес нужного филиала, когда увидел, как кто-то поднимает остальные папки. Он поднял голову, с удивлением встречаясь с холодным взглядом Каменаши.
- Куда тебе, новичок? – спросил Каменаши.
- В филиал… центральный, - неуверенно ответил Джин.
- Подбросить? - спросил Каменаши, он успел поднять половину папок и теперь держал их в руках.
- Тебе… вам по пути? – Они с Каменаши были практически одного возраста, и вне стен офиса Джин забывал о корпоративной этике.
- Да, - просто ответил Каменаши, пропустив мимо ушей неформальный тон Джина.
«Дорога, очевидно, будет длинной», - успел подумать Джин.
Но отказываться не стал – адрес филиала он так и не вспомнил, а возиться с такси не хотел. Пусть лучше будет напряженная поездка, чем полный провал и выговор от начальника.

К.К.
Каме наблюдал за новичком и его посетила удачная мысль. Он поможет ему, а заодно и себе, воспользуется удобной причиной, чтобы уехать. Ему не нужно было в филиал, но в офисе оставаться он не хотел. И вот они ехали в его машине по свободной дороге в сторону центрального филиала.
Каме сразу узнал Аканиши – парня, с которым ехал в лифте. Он и тогда отметил его, даже посмотрел имя на пропуске и заговорил – обычно он так не делал, но в тот вечер у него было слишком странное настроение.
Когда новичок прикрыл глаза, Каме не удержался и украдкой бросил на него изучающий взгляд. Он невольно отметил, что у Аканиши красивые черты лица, сейчас, во сне, он казался безмятежным и расслабленным. Каме даже позавидовал ему, сам он всё ещё не мог успокоиться после недавнего разговора.
Но эта дорога, бесконечно убегавшая вдаль, тихое шуршание шин по асфальту, возможность молчать, не выжимая из себя формальных тем для беседы – всё это расслабляло, и в конце концов Каме ощутил, как злость уходит. Сейчас он мог ни о чём не думать, не волноваться о том, что он не в силах изменить. Да и не хотел он ничего менять. Он просто устал… только и всего.
Маска, которую он ежедневно носил на лице в рабочее время, накрепко приросла к нему, и Каме начинало казаться, что он уже не сможет снять её без боли. Не сможет испытать других, настоящих эмоций, даже когда захочет этого.
Они приехали, и Каме пришлось тронуть Аканиши за плечо, чтобы он проснулся. От легкого прикосновения, Аканиши вздрогнул и открыл глаза.
- Приехали, - пояснил Каме.

A.J.
Всю дорогу до филиала Джин спал. Сначала он долго ерзал на месте, придумывал какие-то стандартные фразы, пытался украдкой наблюдать за Каменаши, но в итоге отвернулся к окну и задремал. Сквозь дрёму он слышал шум дороги, легкие движения водителя, иногда ощущал солнечный свет на своей коже и недовольно морщился.
Они приехали, и Каменаши разбудил его, всего лишь коснувшись – чуткий сон Джина развеялся сразу, предательская дрожь прошлась по телу. Он не хотел показывать подобной реакции, но тело отреагировало быстрее, чем голова.
Он вышел из машины, разминая затёкшие мышцы, потом подхватил папки и направился ко входу в скромное здание филиала. На Каменаши он не смотрел, и они не разговаривали – да и о чем?
Сдав папки под роспись и тысячу раз поклонившись всем встречным-поперечным, Джин справился с тупым заданием Хироши-сана. Он не знал, собирался ли Каменаши везти его назад, поэтому, получив в обратную дорогу очередную порцию толстых архивных папок, вышел из здания филиала с намерением поймать такси. Но машина Каменаши стояла на том же месте, а сам он стоял рядом и курил.
Он кивнул Джину и затушил сигарету, занимая место водителя. По дороге Каменаши позвонили, и он долго обсуждал рабочие вопросы. Всё это время Джин украдкой посматривал на него. Если дело касалось работы, Каменаши становился серьёзным, собранным и очень деловым, в такие моменты он даже выглядел старше своих лет, и в нем без труда угадывался трудоголик. Если бы Джину не рассказали о тех неприятных слухах, он бы подумал, что Каменаши заслуженно повысили до начальника, что это вполне естественно. Но, может быть, так оно и было, а сплетни – всего лишь месть завистников, которым не хватило ума добиться всего самим?
Какое-то время они ехали молча, Каменаши задумчиво смотрел на дорогу, не отвлекаясь от неё. Но потом он прервал молчание.
- Послушай, Аканиши, - начал он. – Ты не хотел бы перейти в мой отдел?
Джин опешил, вопрос его озадачил. Хотел ли он работать в отделе, где был начальником Каменаши? Видеть его каждый день, не скользя по офису жадным взглядом? Наблюдать за ним, не боясь привлечь ненужное внимание? Да… все кричало в нем – да, Джин, соглашайся, ведь ты этого хочешь! Но другая его часть в панике шептала «нет, ни за что», ведь тогда все эти эмоции поглотят его с головой и будет уже невозможно отрицать их наличие, врать самому себе, что это просто временное помутнение, что это из-за усталости, из-за атмосферного давления, из-за пятен на солнце... Из-за чего угодно, но только не из-за того, что Джин ни с того ни с сего стал испытывать ненормальное влечение к Каменаши. У него были стабильные отношения и они устраивали его во всех смыслах. Он не хотел ничего менять. А если Каменаши станет его начальником – это всё только усложнит.
- Мне нужно сразу дать ответ? – неуверенно спросил Джин.
- Можешь подумать, - ответил Каменаши и добавил, – до завтра. Утром мне нужно точно знать.
Они подъехали к офису, Каменаши остановил машину перед входом в здание, позволив Джину выйти в удобном месте, а потом уехал на подземную стоянку.



К.К.
Уже сидя за столом в своём кабинете, Каме думал о том, зачем предложил Аканиши перейти в его отдел. Что и кому хотел доказать? Что всё ещё принимает какие-то решения самостоятельно, что всё ещё может повлиять хотя бы на что-то? Что у него ещё есть выбор – хотя бы в том, кого взять на должность собственного помощника?
Ему нравился Аканиши, он видел в нём ту свободу, которой сам не обладал, видел в нём все то, от чего предпочел отказаться. Он нравился ему… но это не объясняло того, почему он предложил ему перейти в свой отдел. Как работник, Аканиши не отличался большой ценностью, хоть и сидел допоздна на рабочем месте. И к тому же для самого Аканиши не будет никакой разницы, в каком отделе ксерокопировать документы и носить кофе – все новички занимались подобной ерундой. Каме не мог доверить ему что-то дельное сразу. Так зачем ему переходить из отдела в отдел, если в этом не было принципиальной разницы?
Его мысли прервал телефон – звонил не рабочий, а сотовый, и Каме невольно поморщился. Он снял трубку и выслушал сухой деловой голос. Каме медлил с ответом, нервно облизывал губы и сжимал в руках чью-то визитку. Но в конце концов он сказал то, что от него хотели услышать, и всё, как и всегда, вернулось на круги своя.
Закончив разговор, Каме усмехнулся собственным недавним мыслям. Решает ли он что-то? Однажды он уже принял решение, а сейчас было уже поздно что-то менять. Оставалось убедить себя в том, что это решение – его, а не кого-то другого. И пусть он сам уже давно так не думал, пусть уже сто раз успел остыть, давно перестал испытывать хоть что-то к этим отношениям, которые тяготили его – пусть так, но что ему оставалось? Без этой работы в его жизни не было ничего, не было смысла, не было даже повода вставать по утрам. А если он прекратит эти отношения, то и с работой придется попрощаться… а к этому шагу он был не готов.
Всё, что ему оставалось – и дальше плыть по течению. И прекратить уже изводить себя напрасными мыслями…

A.J.
За ужином Джин почти ничего не говорил, предпочитая однако и в сумбурные рассказы Рюичи о его успехах на актерском поприще не вслушиваться. Он был погружен в собственные мысли, лениво ковыряя остывшие спагетти. Он думал о том, правда ли то, что говорили о Каменаши. Думал об этом снова и снова и не мог выбросить из головы.
И что ответить на его предложение, перейти в его отдел?
Раньше он обсудил бы этот вопрос с Рюичи, но с недавних пор он старался вообще не говорить с ним о работе. С недавних пор у Джина появилась запретная зона, в которую он не пускал даже его, хотя раньше такого никогда не случалось. Раньше многое было по-другому…
Он чувствовал вину за свои мысли, за свои неосознанные пока еще желания, но делиться ими был не готов.
Джин не спал, обдумывая предложение Каменаши. Чем ближе Джин будет к нему – пусть и в такой незавидной позиции подчиненного, – тем быстрее он разберется со своими странными эмоциями, тем быстрее увидит, что всё это лишь временная ерунда, которая просто «удачно» вписалась в его настроение и мысли. Джин повернул голову, глядя на спящего Рюичи. У них уже давно не было близости, может, главная причина того, что Джин стал смотреть на кого-то еще, заключалась именно в этом? И если так – то это можно легко исправить.
Легко? – тут же услышал он внутренний голос. У них давно не было близости потому, что Джин не очень-то этого и хотел… Вот основная причина всех его сомнений. У него были желания, пока еще не вполне понятные, но они были связаны совсем не с Рюичи.
Он тяжело вздохнул и повернулся на другой бок. Завтра утром ему предстояло дать ответ Каменаши… но он до сих пор не решил, как лучше поступить, и главное, как поступить правильнее.

К.К.
Утром Каме возвращался после обычной планерки, когда в коридоре встретил Аканиши. Он шел в архив со стопкой папок и кивнул Каме, промямлив что-то невнятное, лишь отдаленно напоминающее «доброе утро».
Когда Каме уже прошел мимо, то услышал, как Аканиши замер и сказал:
- Я согласен.
Каме оглянулся, мимолетно решив, что, может, ему это только показалось. Но Аканиши уже продолжил путь в архив.

Продолжение в комментариях.


@темы: Авторский, Photoshop, NC-17, Angst, AU, AKame

URL
Комментарии
2017-01-13 в 22:00 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:01 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:02 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:02 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:03 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:03 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:04 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:04 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:05 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:05 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:06 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:06 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-13 в 22:07 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-01-14 в 12:48 

vasina208
私の口は私の心が言うことを翻訳することはできません。 J.A
И всё же просится слеза...Потрясающе! Спасибо огромное

2017-01-15 в 00:12 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
vasina208, спасибо, рада, если этот фик вызвал эмоции)

URL
2017-02-14 в 12:34 

am9393
Спасибо за отличную историю!

2017-02-14 в 13:44 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
am9393, рада, что понравилось! :)))

URL
     

Love Song

главная