17:40 

[AKame] Неотправленные письма.

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Неотправленные письма
Автор: Sayako
Пейринг: Акаме
Рейтинг: PG
Жанр: AU, ангст
Количество слов: ~2000
Примечание: не бечено.

«Ты меня очень скоро забудешь. В конце концов, нет незаменимых людей, ты можешь давать обещания и другим, какая разница. Если ты забываешь обещания, то почему бы не забыть и того, кому их даешь? Я думаю, тебе это будет не сложно… Хотел бы я тоже иметь такую короткую память. Хотел бы я быть тем, кто легко уходит и не слышит звука захлопнувшейся двери, не просыпается от мимолетных снов о прошлом. Я могу тысячи раз говорить себе, что мне все равно и все, что было перестало иметь значение, могу повторять это как мантру, без которой не проходит ни единого дня, могу петь в машине и стихами читать между строк в шутливых беседах с друзьями, но все это так и останется лишь словами. Пустым звуком. На самом деле я не забываю. Вообще ничего».

Он роняет ручку и смотрит на буквы перед собой - они расплываются, танцуют танго и куда-то уплывают, растворяясь в безупречной белизне. Он фокусирует взгляд и, хмыкнув себе под нос, комкает бумажку и швыряет ее в мусорное ведро. Что толку, что он пишет о своих чувствах, что толку, что обращается к конкретному человеку. Все равно он скорее умрет, чем даст прочесть адресату исписанные страницы. Он и сам бы не стал их перечитывать. Слишком много обиды, слишком жалобный тон, как будто он умоляет уделить ему внимание, повернуть время вспять или напрашивается на очередное обещание. Но эта валюта уже не имеет такой уж большой цены. Слова вообще ничего не стоят. Настоящее значение имеют только дела, поступки, что-то более весомое, чем пару пущенных на ветер букв. А поступки адресата всех этих бессмысленных писем говорят лишь об одном: ему все равно. И он не понимает, почему кому-то может быть важно то, что для него пройденный этап, что он уже считает второстепенным.
Каменаши вздыхает. К чему опять возвращаться к старым мыслям. К чему все эти самокопания. Все, что с ним происходит, как фантомные боли в ампутированной конечности – он чувствует то, чего на самом деле уже нет. А может никогда и не было. Если подумать, ведь именно он был инициатором всех встреч и главным вдохновителем поездки в другую страну. Сейчас это кажется сном, чем-то настолько далеким, что Каменаши даже теряет уверенность в реальности этого события. Может они никуда и не ездили, может ему это только приснилось, привиделось в дневной грезе. Если бы они никуда не ездили, может до сих пор оставались бы друзьями. Но после того, что случилось, после близости, которая навсегда разрушает дружбу, оставляя лишь два выбора – либо продолжать, либо прекратить – после всего этого Каменаши не может даже думать о том, чтобы вернуться к прежним приятельским отношениям. Его бросает в дрожь от одной только картины, как они здороваются на улице, пересекаясь в знакомых местах раз в неделю или реже. Как это будет выглядеть?..
«привет, как жизнь?»
Нет, он не сможет делать вид, что ничего не было, что этих месяцев, которые они провели не размыкая рук, просто не существовало. Может он начнет жалеть, или уже жалеет, что все это случилось. Может лучше было бы оставаться друзьями и не переходить границу, перейдя которую назад дороги уже нет. Может он первый совершил ошибку, позволив этому случиться. Все может быть. Но факт остается фактом – теперь остается только пережить, продолжать посещать психоаналитика и следовать его советам, чтобы фантомные боли сошли на нет или хотя бы стали не такими болезненными.
Каменаши встает и ходит по кабинету, нервно потирая ладони. Следующий прием уже завтра, а он все еще не подготовил ни одного письма – все его попытки оказались в мусорной корзине. Ему нужно описать свои чувства, нужно сказать все, что он не может сказать, что занозой сидит внутри, от чего он не сможет освободиться, пока не вытащит наружу. Так сказал ему психоаналитик – сделать слова материальными, достать на поверхность, а потом отпустить. Как будто это воздушный змей. Если можно было бы материализовать его чувства, это были бы скорее тяжелые гири, неподъемные камни, которые тащат его вниз и не дают идти дальше, идти вперед, не спотыкаясь.
Но каждый раз, когда он остается один, он слышит знакомый голос с хрипотцой. Каждый раз закрывая глаза, видит улыбку, взгляд, губы, так близко и так далеко. Каждый раз вздрагивает, если где-то начинает играть песня, которая играла в то время, когда они были вместе. А самое ужасное, что теперь у него в голове будто поселился еще один человек, которому он хочет рассказывать обо всем, с которым хочет делиться всеми новостями, с которым ведет внутренние диалоги. Вот только… теперь этот реальный человек превратился в призрака и преследует его, как в дурацком второсортном фильме ужасов.
Каменаши снова сел за письмо.

«Я знаю, ты уже забыл свои обещания, свои слова. Но я помню их слишком хорошо. Лучше бы я никогда их не слышал. Лучше бы ты говорил правду. А правда в том, что ты был со мной, когда тебе этого хотелось, когда у тебя было такое желание и ты верил, что это будет продолжаться и дальше. Вот только не учел свою память. Свою очень короткую память. Кто же знал, что «я буду с тобой» превратится в «я с тобой сейчас», а «я люблю тебя» всего лишь метафора, всего лишь «я хочу сказать нечто красивое и хрупкое». И такое недолговечное».

Еще одно бесполезное письмо отправляется в корзину. Все это такой бред. Все, что на самом деле хочет сказать Каменаши уместилось бы в одной фразе: вернись, сделай свои чертовы обещания реальностью. Но нет, именно эту фразу он сказать и не может. Потому что это нереально, это его фантазия. Все равно что попросить часы пойти назад. Поэтому все, что он может – писать о несбывшемся. Жаловаться пустоте на то, что теперь в его сердце пусто.
Каменаши достает телефон и звонит в приемную психотерапевта, он отменяет свой прием. Какой от него толк, если принять разрыв для него все равно что признать, что Гарри Поттер существует на самом деле. Какой разрыв, если теперь Джин – его злой волшебник из бутылки – делает вид, что они никогда и не были вместе. Получается, и разрывать нечего.
Можно было бы назвать их путешествие банальным курортным романом, если бы Каменаши не знал Джина со времен школы, если бы они не были друзьями. Лучшими друзьями. А кто они теперь? И не друзья и не враги. Так, приятели, если, конечно, Каменаши примет старую манеру общения с Джином, а он принять этого не может.
Приятели… а он-то дурак думал, что они родственные души.

«Здравствуй, Джин. Ты помнишь, как мы тусовались у тебя, смотрели фильмы, обсуждали одноклассников, делали бумажные самолетики и пускали их с твоего балкона? Помнишь, как, закутавшись в спальные мешки, не спали всю ночь, болтали обо всем на свете, фантазировали о будущем, вспоминали прошлое, и нам хватило бы о чем говорить еще на сотню таких же ночей. Твои мысли продолжали мои, в словах иногда даже не было нужны, хватало и взгляда. Неужели ты хочешь все это послать к черту? Неужели все это так легко пережить с кем-то еще, так легко забыть. Неужели меня так легко заменить?»

Уронив на стол ручку, Каменаши чувствует опасный вкус горечи, опасное желание скатиться в уныние. Зачем он вспоминает прошлое, оно ведь было давно. Это уже не «сейчас», это уже «когда-то». И уж конечно, никто ему не обещал, что у них будет «потом», хотя все их фантазии предполагали продолжение. Джин сказал бы на это «Казу, так я и сейчас с тобой, хочешь поговорить о чем-то, давай поговорим», изображая невинную простоту. Но если Каменаши заикнется о путешествии, Джин отвернется, Джин скажет что-то отвлеченное, Джин переведет тему или добавит «обязательно повторим поездку в следующем году», как будто речь о какой-то рядовой поездке, как будто они не оказались в другом, незнакомом им мире вдвоем, как будто между ними никогда ничего не происходило. Черт бы его побрал! И когда Джин делает так, Каменаши тоже сомневается, а было ли что-то? А может он все себе придумал? Нафантазировал.
Каменаши снова берет ручку, но слова не идут, слова застревают на полпути. Слова теряют свой смысл. Тогда Каменаши берет телефон и листает контакты, листает фотографии, среди которых есть и фото с той самой поездки. Спящий Джин. Танцующий в клубе Джин. Их совместное кривое селфи в парке. Их дуракаваляние в зале кинотеатра перед фильмом. И… почти полностью обнаженный Джин, его взгляд, в котором легко прочитать намерение, в котором тают все сомнения и остается одно неприкрытое желание. Нет, Каменаши не могло это присниться, не могло показаться.
Он откладывает телефон в сторону. Сколько раз уже он собирался удалить все эти фото. Он сменил заставку в телефоне и вместо Джина (одетого Джина) поставил картинку с морем. И даже на это ему потребовалась вся его решимость. Сможет ли он удалить когда-нибудь фотографии – единственное доказательство того, что что-то все-таки было? Психотерапевт говорит, если Каменаши собирается двигаться вперед, ему необходимо оставить все позади, необходимо избавиться от напрасной надежды и жить дальше. Для этого нужно убрать все напоминания, смириться с разрывом. Вот... снова это слово. Разрыв. Как будто то, что связывает двух людей можно разорвать, как прогнившую веревку, одним махом. И вот вас уже ничто не связывает. Ни прошлое, ни будущее. Ведь значение имеет только настоящее. Только то, что происходит здесь и сейчас.

«Джин, знаешь, ты, наверное прав, что не хочешь продолжения. Наверное и мне стоило понять, что наше путешествие – лишь мимолетное мгновение, отнятое у времени, и как только мы вернемся, все встанет на свои места. Ничто не может длиться вечно и я должен быть благодарен хотя бы за минуты, что нам удалось урвать у судьбы. Минуты, которые сделали нас другими, погрузили в иной мир, в котором иные законы, в котором мы и рабы и боги. Знаешь, это опьянило меня, заставило желать большего, желать тебя и здесь, в реальном мире, желать того, чего ты дать мне не можешь, как бы не хотел. Прости. Узнав, как может быть, я уже не могу вернуться к тому, как было. Это эгоистично, ставить тебя перед выбором, заставлять принимать такую же позицию «все или ничего». Но я не могу иначе. Я хочу, чтобы ты знал, я не жалею ни о чем. Спасибо тебе за дружбу, которую я принять не могу. И прости, что любовь моя не бескорыстна и не может довольствоваться малым».

Каменаши откладывает письмо, в глазах его пляшут буквы, расплываются символы и знаки, в глазах его слишком много мутной пелены, что мешает видеть четко. Может перед ним всегда была эта пелена, и он никогда не сможет от нее избавиться. Но с этим ему придется жить и никакой психотерапевт не убедит его, что время лечит и все меняет. Время притупляет боль, отодвигает ее причину в сторону. Но стоит копнуть поглубже и старые раны снова дают о себе знать. Как давний перелом, что ноет во время дождя.
Каменаши не думает, что сможет отправить хотя бы одно из этих писем адресату. Он не думает, что в этом есть необходимость. В конце концов, ведь именно он – жертва самообмана и незачем мучить других своими иллюзиями. Его корзина наполнена письмами, его сердце переполнено горечью. Если бы сердце можно было опустошить так же легко, как и корзину…
Он долго ходит по кабинету, думает, наливает в бокал крепкого бренди, хотя обычно не пьет его, держит для друзей. Наконец, принимает решение, что забудет, а если не сможет забыть по-настоящему, то убедит себя в том, что забыл. Ведь он мастер самовнушения, профи по части самообмана. Ему нужна решительность, определенность. Упрямства ему не занимать и если он что-то надумает – будет слепо следовать выбранному пути. Каменаши берет телефон и открывает фотографии, палец так и зависает над кнопкой «удалить», но тут телефон начинает вибрировать и на экране появляется имя. Злой волшебник, джинн из бутылки. Он звонит Каменаши здесь и сейчас, он не сдается ни после пяти гудков, ни после десяти. Он звонит и вся решимость Каменаши превращается в пыль. Сердце его колотится, будто он бежит в марафоне и уже на финишной прямой. Все мысли сливаются в одну, пульсируют в такт звонку. Возьми трубку. Может быть твой джинн вовсе не злой, может быть он даст тебе еще один шанс. Может быть он не забыл. Эта предательская мысль зовется надеждой и Каменаши хочет ухватить ее за хвост и приручить. Но это может быть и рядовой звонок, может быть звонок по необходимости, звонок из серии «у меня осталась твоя вещь, не хочешь ли забрать». Этот звонок может ударить в поддых еще сильнее, чем боксер на ринге и лишить равновесия на долгое время.
И Каменаши продолжает держать в руке разрывающийся звоном телефон, на экране продолжает мигать знакомое имя: Аканиши Джин.

@темы: AKame, Angst, PG, Авторский

URL
Комментарии
2017-05-30 в 11:16 

chujaia
истина где-то там
sayako_m, спасибо!

2017-05-30 в 15:13 

LotRAM
Как это свойственно Каменаши Казуи такое самокопание. Наверно было бы проще прекратить придумывать себе что-то и просто снять трубку. Но почему-то мне кажется, что он этого не сделает :)

2017-05-31 в 07:20 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©
chujaia, спасибо, что читаете))

LotRAM, спасибо за отзыв! :kiss:
имхо

URL
2017-05-31 в 12:27 

lib1
все, что нас не убивает, делает нас сильнее
sayako_m :white:
спасибо за эту историю и за открытый конец, все-таки это дает надежду. :bravo:

2017-05-31 в 15:33 

sayako_m
Минимум музыки, максимум пафоса ©

URL
2017-06-01 в 05:27 

LotRAM
Это точно, каждый себе придумывает, как хочет читать дальше :rotate:

     

Love Song

главная