13:27 

[AKame] Ангел.

Минимум музыки, максимум пафоса ©
Название: Ангел
Автор: Sayako
Пейринг: АКаме
Жанр: AU, angst, romance
Рейтинг: R
Примечание: написано, по мотивам моего сна, специально для ~Рейко~.

Кто ты, кто ты?
Сколько в тебе тишины?
Светлой печали соты
Медом наполни души.
В сердце умолкнет шепот,
Брошенных кровью фраз.
Кто ты, кто ты?
Ты – один из нас.


© Дельфин


Это не тот мир, который мы привыкли видеть. Здесь все иначе. Солнечные лучи не достают до этого места, здесь всегда царит серый непроницаемый мрак, и выжженная земля, окутанная облаками пыли – почти единственный пейзаж на миллионы миль впереди. Мраморные колонны, разбросанные, словно в беспорядке, украшают холодную землю. Бесчувственный белый камень, лишенный жизни и тепла… Они словно мертвые стражи, безмолвно следующие по пятам за каждым, кто осмелится появиться в этом мире.
Вдали виден силуэт человека. Изгнанник ступает по аллее, окруженной молчаливыми серыми колоннами-истуканами, его серая накидка с накинутым на голову капюшоном развевается на пронизывающем ветру, разнося за собой пыль. Но он уверенно идет вперед.
Куда направлен его решительный, но пустой взгляд, что он видит там, за границей серого мира, в который его отправила судьба вечным скитальцем? В наказание ли за немыслимый, непостижимый для человека, поступок, или он сам избрал изгнание своим наказанием?
Говорят, когда ангелы совершают что-то по своей собственной инициативе, когда они перестают быть наблюдателями и вмешиваются в судьбы человечества, даже одного человека – их изгоняют с небес. Они падают многие мили вниз, чувствуя непостижимую человеческому разуму боль, в ожидании своей участи – разбиться, умереть для неба и переродиться в смертного, в человека, ощутить всю гамму чувств, которой они лишены на небесах. Прожить смертную жизнь, не помня свою истинную сущность и умереть в конце земного пути. Вот их участь.
Но он пришел сюда по своей воле. Он ищет ответы. Его терзают сомнения. Кошачьи когти тоски не дают ему покоя. И тоска эта вечна, как и он сам. Вечна и бесчувственна. Он может лишь догадываться о существовании подобного чувства, ведь любые проявления эмоций ему неведомы.
Перед странником появляется, окутанный золотистым светом, мудрец - его лица невозможно увидеть, его голос звучит лишь в голове у просящего, его протянутая длань лишь мираж, не имеющий осязаемой оболочки.
- Я знаю, зачем ты пришел сюда. Ты хочешь стать смертным.
- Да.
- Но зачем тебе это? Ты Великий Служитель Неба, твое всемогущество почти не имеет границ, и для тебя почти нет запретов! Только один, единственный запрет – не ослушаться приказа. И ты хочешь стать… смертным. Обычным, простым человечешкой? Ради чего?
- Я хочу чувствовать.
- Чувствовать? Боль, страх, одиночество, жажду, неудовлетворенность, тоску, недостижимость своих желаний… Ты хочешь ощутить все это?
- Да. Все это и много больше. Для меня это всего лишь слова – я не знаю их значения, - он открывает капюшон и его черные волосы трепет ветер. Кажется, словно глаза готовы излить соленую влагу невысказанных мыслей, непрожитых эмоций, закрытых на семь тысяч печатей чувств – но это лишь напускное, он такой же холодный, как колонна рядом, а внутри у него – пустота и холод, дыра вместо сердца, приказ, вместо души.
- Ты хочешь пасть? – снова доносится до его сознания голос мудреца.
- Я… не знаю.
- У тебя все еще есть выбор. В твоих помыслах я не вижу отступничества и преступных намерений. Есть один способ дать почувствовать тебе то, чего ты так отчаянно жаждешь. Но мы можем в любой момент вернуть тебя назад, по первому нашему зову, ты снова окажешься там, где твое истинное место. Ты нужен нам - ты и твоя сила. Ты – один из нас и мы не можем так просто отпустить тебя. Позволить тебе пасть.
- Я согласен.

****


Он крепче переплетает пальцы с его пальцами, припадая к шее, вдыхая ни с чем не сравнимый запах его кожи, его тела. Позволяет голове кружиться сильнее, как от большого глотка алкоголя, как от затяжки крепкой сигары. Он с ним, с ним, только с ним. Каме хочет продлить эти минуты, продлить как можно дольше, сделать их тягучим сиропом и утонуть в них. Рядом с ним, с Джином.
Он боится… что время разлуки придет слишком быстро. Утром, уже утром Джина рядом с ним уже не будет и Каме не знает, вернется ли Джин когда-нибудь снова. Он просто испарится в воздухе, исчезнет в серебристом свете своей сущности, другой сущности.
- Я приду. Я не исчезну. Я приду к тебе, – говорит Джин в самое ухо Каме мягким успокаивающим шепотом, но Каме знает – он не уверен, он так же не уверен в этом, как и Каме.
- Я не отпущу тебя, - Каме крепче сжимает его руку, до боли.
- Они все равно заберут….
Джин хочет отстраниться, но тут же прижимает к себе Каме еще крепче, отчаянно и грубо целуя его. Джин валит Каме на кровать – большую кровать с балдахином из красного бархата. В огромные овальные окна льется золотистый свет заката, окутывая комнату яркими красками угасающего дня. Пока еще яркими.
Никогда этого не было между ними раньше. Никогда Каме не чувствовал, что готов отдать ему все, только чтобы он вернулся снова.
Джин целует его снова и снова, прижимая к кровати сцепленные руки, не давая даже вздохнуть, словно отчаянно не хочет раствориться в воздухе, не хочет уходить. Жаждет забрать с собой частичку Каме. Отнять. Но Каме сам ее дарит. Все – до последней капли.
Рубашка Джина расстегнута, а на Каме ее давно уже нет, и он чувствует биение сердца Джина, прикосновение его горячей кожи, его блуждающие мягкие влажные губы, исследующие его шею. Джин прикусывает его кожу, заставляя повернуть голову, вырывая стоны из полуоткрытого рта Каме.
Каме ощущает твердое желание Джина, и ему немного страшно. Но он хочет отдать ему все, даже себя… быть может в последний раз.
Джин освобождает одну руку и стремительно стягивая нижнее белье с Каме, и пальцами проникает внутрь него. Каме выгибается дугой, не сдерживая долгого стона, больше похожего на хриплый крик. Ему кажется, что пальцы Джина холодные, словно лед, но от их движений по телу разливается огонь. Джин все еще крепко держит одну его руку над головой, продолжая целовать шею, ключицы, доставая жадно до губ, словно выпивая его большими глотками, алчно и неистово. Воздух становится тяжелым и Каме все труднее дышать, словно грудь стягивает широкий кожаный ремень, словно воздух раскалился до предела и уже не может проникать в его легкие. Голова настолько кружится, что Каме закрывает глаза, отдаваясь ощущениям внутри себя – только им… больше ничего, кажется, просто не существует вокруг.
Джин тороплив и немного груб, и когда его член входит в Каме, заставляя его снова выгибаться от боли, кажется уже мало что соображает. Свободная рука Каме сжимает простыню, все его тело словно превращается в один сплошной клубок нервов, напряженный до предела. Он принимает Джина, подстраиваясь под его ритм, быстрый, жаждущий ритм, и вскоре на место боли приходит совсем другое, новое ощущение. И он полностью растворяется в нем. Пока оно не накрывает его фейерверком разноцветных падающих звезд.
А потом на него обрушивается липкая тягучая усталость и тело разом отзывается на все малейшие движения ноющей болью. Но эта боль приятна. Каме открывает глаза, чувствуя на себе Джина - их влажные от пота тела настолько близко, прерывистое дыхание сливается в одно и даже сердца, бешено стучат в унисон.
Каме не отпускает его, хочет чувствовать, хочет остаться лежать так, не двигаясь и боясь спугнуть это недолговечное ощущение близости. Он не дает Джину освободить переплетенных рук, и долго смотрит ему в глаза.
- Прости. Прости меня…. – хрипло выдыхает Джин в губы Каме и его глаза наполняются болью. – Я не хотел… не хотел, чтобы все было так…
- Я знаю. Джин…. – Каме хочется прогнать это раскаяние, это сожаление из его глаз, хочется закричать, что он хотел этого так же, как и Джин, хотел быть с ним, принадлежать ему.
Но он не может произнести ни слова… На языке вертится признание. Люблю… Это ведь так просто… Но Каме кажется, что если он скажет это вслух, если он скажет это сейчас – Джин исчезнет.
Джин устало утыкается в шею Каме, его дыхание постепенно успокаивается, но он не делает попыток встать.
- Я не хочу… не хочу, чтобы ты думал, что все это потому что я могу уйти. Я хочу, чтобы все было по-другому. Если бы я мог остаться. Я…
Как сложно… сказать то, что он хочет, что чувствует.
- Люблю… тебя, – шепчет Джин едва слышно.
В его голове раздается голос, равнодушный беспрекословный голос, приказывающий ему вернуться. Он встает, отворачиваясь, не в силах остановить соленой влаги из глаз. Но все-таки смотрит на Каме.
- Прости меня, Каме. Прости.
- За что, Джин? Я тоже… люблю тебя, - Каме чувствует - то чего он так боялся уже близко – их разлука. И он спешит сказать, чтобы не опоздать, то самое слово, которое так трудно говорить в подобные моменты, но не сказав – так мучительно сожалеть об этом. Всю оставшуюся жизнь.
- За то, что встал на твоем пути и приношу одни страдания. Прости… Но я ни о чем не жалею, и поступил бы так же, если бы мне дали еще один шанс!
Шанс вернуться на небеса – холодные и бесчувственные - я отдал бы за одну только ночь с тобой, за один только час твоего тепла, за одно только твое слово.
Джин протягивает руку к Каме, и Каме тянется к нему в ответ. Но серебристое сияние не дает им прикоснуться друг к другу, и Джин начинает медленно растворяться в воздухе, поглощаемый ослепляющим сиянием.

Я вернусь. Я обязательно вернусь к тебе, Каме. Даже если ради этого паду окончательно... и полностью стану человеком. Ради тебя.

Я буду ждать тебя, Джин. Даже если на это уйдет вечность и множество жизней. Буду ждать.

14.12.2008

@музыка: Дельфин\Звезда\03-chujoi

@темы: AKame, AU, Angst, Mystical, R, Авторский

URL
Комментарии
2010-02-20 в 16:38 

Требуй от себя невозможного, чтобы получить нереальное.
Какой потрясающий фик! :heart:
Спасибо! :woopie: Очень красиво написано!!! :hlop:

     

Love Song

главная